Форум » WEB-подборка » Статьи о Станьково в Интернете » Ответить

Статьи о Станьково в Интернете

AlphaLeo: В сети встречаются статьи о Станьково. Собрать их воедино - цель этого подраздела. Если вы встретили в web-пространстве что-то про Станьково, просьба, поместите здесь с указанием сайта.

Ответов - 30, стр: 1 2 All

AlphaLeo: Сайт: http://www.otdyh.t-info.by/info/7/21.htm СТАНЬКОВО В десяти километрах на юго-восток от Держинска, рядом с автомобильной трассой Минск - Брест, расположена деревня Станьково. Несмотря на свои относительно небольшие размеры (чуть больше 200 домов) этот почти позабытый ныне населённый пункт в перспективе мог бы стать довольно интересным и активно посещаемым туристическим объектом. Удачное месторасположение, к примеру, позволяет без каких-либо проблем даже сейчас смело включать его в традиционные экскурсионные программы типа Несвиж - Мир или Жировичи - Слоним. Чем же таким отлична эта деревушка от десятков других, находящихся по соседству? В первую очередь - своей многовековой историей и рядом известных личностей, судьбы которых были тесно связаны с ней. Само Станьково известно с XV века, но долгое время - это самое заурядное поселение, каких было много в магнатских латифундиях Радзивиллов. Только в 1772 году история деревни делает резкий поворот - новыми её хозяевами становятся графы Чапские. Этот малоизвестный в Речи Посполитой шляхетский род смог возвыситься лишь в XIX веке, к концу которого владел почти 35 тысячами гектаров земли, несколькими городскими и сельскими резиденциями, а также пивоваренным заводом «Богемия» в Минске (сейчас это знаменитая «Оливария»). При этом главным родовым майоратом (имение передаваемое от отца к старшему сыну без права продажи) Чапских оставалось Станьково. Первым представителем рода, который сумел сделать значительную карьеру в Российской империи, был граф Эмерик Гутен-Чапский (1828 - 1897). Его отец Кароль Чапский занимал должности маршалка шляхты Минского уезда и почётного смотрителя учебных заведений Слуцкого уезда. Мать принадлежала к древнему белорусскому роду Обуховичей. Выпускник Виленской мужской гимназии и Московского университета Э.Чапский проявил себя мужественным и талантливым офицером в Крымскую войну 1853 - 1856 годов, что позволило ему начать успешную чиновническую службу в Петербурге. В возрасте 35 лет он становится одним из самых молодых вице-губернаторов Новгорода, а всего через два года графа переводят на аналогичную должность в Петербургскую губернию. А в 1875 году 47-летний Э.Чапский занимает уже место директора Лесного департамента Министерства государственных имуществ. Казалось бы не за горами и министерский портфель, но в 1879 году граф был вынужден подать в отставку и вернуться в Беларусь. Официальная причина краха карьеры - «назревавший конфликт с императором Александром II», вызванный самыми обычными подковёрными интригами в столичных кругах. Многим в Петербурге не нравилось то, что граф выступал против массовых вырубок лесов и продажи древесины за границу по очень низким ценам. Естественно, что возвращение избалованного столичными архитектурными и художественными изысками опального Чапского в родовое поместье привело к огромным изменениям в жизни этой тихой провинциальной деревушки. С первых же дней своей жизни в Станьково граф начинает серьёзную перестройку всей резиденции, приспосабливая её к своим потребностям. К этому времени тут уже имелся небольшой одноэтажный П-образный усадебный дом начала XIX века, несколько хозяйственных построек и парк пейзажного типа. По приказу Э.Чапского главный корпус значительно меняет свой облик и становится больше похожим на небольшой готический замок. С этой целью к торцевому фасаду пристроили двухэтажную восьмигранную башню с атиком в виде крепостных зубцов. На её втором этаже было четыре кованных балкона для панорамного обзора живописных окрестностей. С противоположной от башни стороны дома находился огромный многовековой дуб, который скрадывал очущение ассиметрии в планировке здания. Ещё одним украшением усадьбы являлись два оригинальных входных портика на главном фасаде здания. В отличие от неоготической башни они решены в псевдорусском стиле - небольшие боковые гранёные башенки-пилоны с зубцами и килеобразный фронтон между ними. Такие же килеобразные порталы выделяли и оконные проёмы. Внутренняя планировка имела традиционный характер - в центре размещался большой парадный зал, освещённый окнами как главного так и тыльного фасадов. По бокам от него находились небольшие уютные жилые помещения. Перед зданием располагался декоративный круглый фонтан. Рядом с ним симметрично были посажены два вяза с экзотической плакучей кроной (один сохранился поныне). Относительно небольшие размеры усадебного дома привели к необходимости строительства в 1880-е годы дополнительных флигелей, которые были связаны с ним подземными переходами. В одном из них располагалась кухня. Второй же получил название «Скарбчик» и внешним видом очень напоминал сказочный миниатюрный замок. Квадратный в плане, общей площадью 130 квадратных метров, он имел два этажа, а также четыре цилиндрические угловые башни с аркатурными поясками, крепостными зубцами и небольшими шатёрообразными надстройками наверху. Несмотря на небольшие размеры павильён имеет разнообразный декор. Даже оконные проёмы тут трёх видов - прямоугольные на первом этаже, стрельчатые на втором, похожие на узкие бойницы в башнях. Над входом размещён небольшой кованный ажурный балкончик. В «Скарбчике» находилась великолепная библиотека и многочисленные коллекции графа. Необходимо отметить, что заядлым коллекционером он стал ещё в бытность своей работы в Новгороде и Петербурге. А с 1879 года все его собрания оказались, естественно, в Станьково. Это был настоящий музей, который имел несколько тематических коллекций. К примеру, тут находились интересные археологические находки из золота, бронзы, железа и камня с курганных могильников, расположенных вокруг Станьково. Очень богатой была нумизматическая коллекция, насчитывающая 11 тысяч монет и памятных медалей X - XVIII веков. Впечатляли хранившиеся тут предметы культового обихода (потиры, распятия, иконы), ювелирные украшения, собрания древнего оружия, рыцарских доспехов, музыкальных инструментов, часов, мебели, гобеленов, картин, гравюр, средневековых карт (772 штуки), предметов из старинного фарфора, керамики и стекла, знаменитых «слуцких поясов», минералов. В библиотеке было около 20 тысяч книг, в том числе рукописи известных белорусских писателей, поэтов, композиторов, первые печатные книги Европы и Беларуси, многое другое. Без сомнения, на конец XIX века музей в Станьково был одним из крупнейших частных собраний в Российской империи и, возможно, даже превосходил наполовину уже разворованные к тому времени коллекции Радзивиллов в Несвиже. При этом Э.Чапский был не только хранителем всех этих ценностей. Анализируя свои коллекции, он подготовил и издал ряд монографий по нумизматике, среди которых выделяются пятитомный «Каталог коллекций польских медалей и монет», а также «Удельные, великокняжеские и царские деньги Древней Руси». Как уже говорилось выше, усадебный дом окружал небольшой пейзажный парк площадью до 15 гектаров. Он насчитывал около 500 видов деревьев как местных пород, так и привозных из Западной Европы и Америки. Тут располагались также оранжереи, теплицы и тенистые аллеи для прогулок графа и его гостей. Парк отделял усадьбу от деревенской застройки и с южной части полого спускался к небольшой речушке, в пойме которой искусственно был создан большой водоём с двумя насыпными островами. На возвышенности Западного острова была воздвигнута беседка в виде шатёрообразного купола с высоким шпилем, опирающегося на восемь круглых колонн. В центре Восточного острова находилася скульптурная композиция на постаменте. С трёх сторон парк окружала каменная стена, возведённая за 1880-е годы. С восточной стороны тут имелся парадный въезд, оформленный в виде неоготических «крепостных» ворот. К воротам примыкает небольшая сторожка под двухскатной крышей с плоскими арочными нишами на фасадах. На противоположной стороне реки размещалась Николаевская церковь, построенная в 1858 году в псевдорусском стиле на пожертования Э.Чапского и сборы прихожан. Это был крестово-купольный храм с высокой звоницей над притвором и большой полукруглой апсидой. Внутренний интерьер отличался резным дубовым иконостасом, позолочеными рамами десяти икон, капителями колонн и пилястров. В родовом уютном Станьково Э.Чапский прожил целых 15 лет. Но в 1894 году заскучавший старый граф неожиданно решает переехать в Краков, где он рассчитывал получить должное медицинское обслуживание в последние годы своей жизни. Он покупает для себя целый дворец и перевозит в Краков в шести железнодорожных вагонах большую часть своей бесценной коллекции. Но в Польше граф прожил недолго - в декабре 1896 года его не стало. Согласно завещанию, краковская резиденция Чапского вместе со всеми его собраниями была подарена городу и преобразована в Художественный музей (сейчас это отдел имени Э.Чапского Национального музея Польши). Родовое поместье Станьково и часть коллекций, оставшихся тут, перешли к сыну графа Каролю Чапскаму. При нём внешний вид усадьбы не потерпел почти никаких изменений. Лишь в 1900 году он приказал построить дополнительный двухэтажный Г-образный дом в стиле неоготики для гостей и специалистов местного спиртового завода. Фасады здания были декорированы пилястрами, сандриками. Окна имелистрельчатые завершения. Сам К.Чапский, кстати, был также очень интересной и значительной личностью. Родившийся в 1860 году, он окончил Петербургский университет и получил степень кандидата экономических наук. С 1882 года Кароль был администратором имения Станьково, занимаясь всеми хозяйственными вопросами. В 1890 году его избирают городским головой Минска, где он начинает очень активную деятельность по улучшению жизни города. Именно при нём в Минске появляется электричество, подземная канализация, открываются женская государственная гимназия, коммерческое училище, городской госпиталь, были проложены первые линии конки, построено новое здание театра (сейчас это театр имени Янки Купалы). Лишь в 1901 году он уходит в отставку, на которую повлияли обвинения в финансовых махинациях и тяжёлая болезнь графа. В 1904 году, проходя курс лечения от туберкулёза во Франкфурте-на-Майне, он умирает (похоронен в Станьково). По завещанию К. Чапского его минский дворец, который находился на месте теперешней резиденции президента, был подарен городу - тут разместилось губернское Общественное собрание и Минское общество любителей изящных искусств. Во время Первой мировой войны в Станьково размещался штаб 4-й армии Западного фронта. В связи с этим в 1916 году несмотря на то, что линия фронта к этому времени стабилизировалась возле Баранович, принимается решение о «временной эвакуации» оставшихся коллекций в Москву. Дальнейшая их судьба не известна - возможно они были разворованы в это неспокойное время а может как и большинство других белорусских частных собраний пополнили собой экспозиции различных российских музеев. Тем более, что в общем-то специальных поисков и не предпринималось. В самом Станьковском поместье с 1920-х годов разместилась сначала школа, а потом и детский дом. О довоенном состоянии имения можно судить по редким кадрам снимавшегося тут в 1930-е годы художественного фильма «Дубровский». Первой жертвой новых порядков стала Николаевская церковь, которая была взорвана ещё до войны (руины сохранились и поныне). Во время Великой Отечественной войны был уничтожен и усадебный дом, на месте которого позже была построена школа-интернат. Все же остальные постройки поместья сохранились и сейчас используются разными организациями для своих нужд. Уцелел и «Скарбчик». Сейчас тут размещена экспозиция в память ещё одного известного уроженца Станьково - Марата Казея. 400 экспонатов подробно знакомят посетителей с его недолгой жизнью и семьей героя. Если же говорить о возможных песрпективах Станьково как туристического объекта, то они достаточно оптимистические. Большая часть имения сохранилась. В песрпективе было бы не плохо восстановить и усадебный дом. Музей М. Казея мог бы перехать в уцелевший до наших дней дом, где он когда-то родился. Само же возрождение резиденции графов Чапских, безусловно, не возможно без помощи Кракова и прямых наследников славного рода, которые сейчас живут в Риме и Париже и сохраняют бесценные фамильные реликвии. Реальные результаты могли бы дать и поиски предметов, «эвакуированных» в Москву. Что же касается финансирования, то по крайне мере частично этим могла бы заняться и благодарная своему основателю «Оливария». Андрей САМУСИК, кандидат исторических наук Сайт: http://www.otdyh.t-info.by/info/7/21.htm

AlphaLeo: Сайт: http://naviny.by/rubrics/tourism/2008/04/09/ic_news_126_288931/ Историки разработали маршрут экскурсии «Род Чапских на Минщине» Историко-краеведческое объединение "Прылуцкая спадчына" разработало экскурсию "Род Чапских на Минщине". Маршрут представил 9 апреля в Минске руководитель объединения Игорь Гатальский. По его словам, экскурсия проходит по местам, где жили представители знаменитого древнего рода фон Гутен-Чапских, и основана на событиях из истории этой семьи. Экскурсия начинается в Минске, где жил и в конце ХIХ века занимал пост мэра граф Кароль Чапский. Его стараниями в городе была проложена конка, основана электростанция, телефонная станция, ломбард, амбулатории, а также достроено здание театра. Затем экскурсанты переезжают в деревню Прилуки, где жил крупный землевладелец и политик граф Эмерик Чапский и его сын, общественный деятель конца ХІХ — начала ХХ века Юрий Чапский. Посетителям расскажут о дворцово-парковом ансамбле Чапских. В начале ХІХ века при Эмерике Чапском эта усадьба стала крупным промышленным, сельскохозяйственным и культурным центром, который посетили композитор Станислав Монюшко, художник Наполеон Орда и другие известные люди. В настоящее время комплекс признан одним из наиболее значительных архитектурных памятников в окрестностях Минска. Он включает оригинальные строения спиртзавода, пивоварни, флигеля и др. Вниманию экскурсантов также предлагаются экспонаты Прилукского центра народного творчества. Кроме того, в программе экскурсии — посещение деревни Волчковичи, где на старинном кладбище похоронены представители рода Чапских. В рамках маршрута запланировано знакомство с церковью Покрова Божьей Матери в Дзержинске и дворцово-парковым ансамблем в деревне Станьково. Завершается маршрут посещением краеведческого музея в этой деревне. Справка БелаПАН. Род фон Гутен-Чапских известен в Европе с XV века. В Беларуси его представители поселились с конца XVIII века, когда Станислав Чапский (1725—1802) женился на Веронике Радзивилл, в приданое которой входила усадьба в Станьково. Их сын Кароль (1778—1836) был маршалком шляхты Минского повета, почетным куратором школ Слуцкого повета. Наиболее известный в Беларуси представитель рода — сын Кароля Эмерик Гутен-Чапский (1828—1896) — крупный землевладелец, политический деятель, коллекционер, основатель музеев в Станьково и Кракове. Сайт: http://naviny.by/rubrics/tourism/2008/04/09/ic_news_126_288931/

Oleg: угарная вещ это я про варнинги на скриншоте )))

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2006/12/06/zvonnitsa.html Звонница Благословлена Митрополитом Минским и Слуцким Филаретом, Патриаршим Экзархом всея Беларуси Никольскому — жить! Лет десять назад во время реконструкции пивзавода "Аливария" был обнаружен подземный ход, который, по свидетельству старожилов, вел на Комаровку. Когда-то по нему на рынок беспрепятственно доставлялось свежее пиво. Кто знает, какие еще тайны хранит в себе наша земля! Но, как известно, с годами все тайное становится явным. Пришло время приоткрыть секреты и Станьковской Свято-Никольской церкви. Оказывается, лет сто назад в нее тоже можно было попасть по подземному ходу. Чем, по воспоминаниям летописцев, во время освящения церкви Архиепископом Минским Михаилом Голубовичем (а это произошло 15 (28) августа 1858г.) и воспользовался хозяин знаменитого дворцово-паркового комплекса граф Эмерик-Николай-Северин фон Гуттен-Чапский. Пройдя по подземному коридору, который сейчас наполовину затоплен, он внезапно для всех появился в храме. После богослужения граф пожертвовал приходу солидную сумму, не забыв наделить деньгами и местных крестьян. Об этом я узнала, встретившись с сотрудником отдела комплексного проектирования Департамента внешних связей Белорусского Экзархата Олегом Маслиевым. Человеком целеустремленным, невероятно преданным делу, которому служит. А оно у него — солидное. Олег Игоревич — научный руководитель по восстановлению Свято-Николаевской церкви дворцово-паркового комплекса “Станьково” Дзержинского района Минской области. — В прошлом году, — поясняет он, — я был назначен и на такую же должность по восстановлению павильона “Скарбнiца” дворцово-паркового комплекса. До этого занимался проектированием и реставрацией православных храмов и комплексов на территории Беларуси. Все, во что Олег вложил полученные на архитектурном отделении БНТУ знания и природный талант, приводит в восторг. Но к этому шел наш земляк тернистым путем. Вопросом восстановления станьковской церкви он и его наставник — большой специалист по строительству православных храмов Николай Иосифович Лукьянчик — занялись лет шесть назад. — Но по независящим от нас причинам, — заметил станьковский зодчий, — наши старания оказались тщетными, и мое знакомство с Николаем Иосифовичем сошло на нет. Правда, впоследствии, когда я занимался дипломной работой, часто ходил к нему на консультации. На мой взгляд, сам Господь объединил этих увлеченных, обладающих уникальными способностями специалистов. Работу в Департаменте внешних связей Белорусского Экзархата подающему большие надежды молодому специалисту Олегу Маслиеву предложил именно Николай Лукьянчик... В начале февраля нынешнего года, после канонизации уроженки этих мест блаженной Валентины Минской, митрополит Филарет благословил творческую группу заняться проектно-изыскательскими работами. — 22 мая — в день памяти Святителя Николая и, кстати, наш престольный праздник, — поясняет мой собеседник, — все и завертелось... А две недели назад отец Александр Никитский, настоятель нашего прихода, подписал договор на проектно-изыскательские работы. Правда, сумма в нем стоит огромная, но отступать уже некуда. Сейчас делаем инженерную топосъемку, проводим изыскания, намереваемся к 150-летию Свято-Никольского храма воссозданные стены освятить. От собеседника узнала, что храм, которому будет дарована вторая жизнь, был построен графом Эмериком фон Гуттен-Чапским на месте, где прежде стояли православный и униатский храмы. — В то время граф, — продолжил рассказ Олег Игоревич, — был приглашен на должность начальника Департамента государственных имуществ Российской империи. Полагаю, для того, чтобы утвердиться, он и начал активное строительство православных храмов. В Петербурге у известного архитектора К.А.Тона наш земляк приобрел проекты, одним из которых и была станьковская церковь. На ее строительство Эмерик фон Гуттен-Чапский пожертвовал две тысячи рублей серебром. По тому времени это была солидная сумма. Невероятно, но именно возле этого культового сооружения в 1915 году разбился первый российский летчик-испытатель Сергей Исаевич Уточкин. Пока была жива, жена графа выставляла у скорбного могильного холмика почетный караул. В 1961 году, в связи с прорывом на водоеме Станьково старой дубовой плотины и затоплением деревни Каменка, могила была разрушена. Пострадали во время этого бедствия и уникальные графские строения. И что вы думаете, руководство приняло решение с помощью военной техники снести две старинные въездные брамы, дворец, спиртзавод, малые архитектурные формы и добытым строительным материалом перекрыть прорвавшуюся плотину. Так как комплексы были сделаны из кирпича-сырца, через две недели преграда превратилась в глину и была смыта потоком воды... Тогда-то и приняли решение разобрать храм. Не долго думая, пригнали танки. Стены перепиливали и тросами оттягивали в сторону. В центре храма произвели взрыв, в результате которого купол рухнул. Буквально за сутки изуродовали эту святыню, а ведь стены у нее были тринадцатиметровой высоты! На вопрос, с чего начнете восстановление, Олег Игоревич, как оказалось, поступивший в БНТУ ради воплощения в жизнь заветной мечты — отстроить Никольский храм, ответил: — В первую очередь проведем всевозможные исследования, потом начнем отстраивать стены... Старожилы говорят, что в тридцатые годы в одной из подземных комнат верующие спрятали иконы и иконостас. В то, что подземелье имеется, я верю, потому что в 1986 году был свидетелем, как во время чистки искусственного озера ковшом была поддета какая-то глыба. В образовавшееся пространство хлынула вода. Впечатление было такое, словно из наполненной ванны выдернули пробку... Это говорит о том, что там проходит подземный коридор. В Станьково, кстати, где архитектор теперь с родителями живет, сохранился бывший в ХIХ веке одним из уникальных парк. В нем было собрано около 500 видов свезенных со всего мира деревьев. Росли на его территории корнями вверх и редкие — Вера, Надежда и Любовь. — Говорят, они воссозданы, — интересуюсь у Олега. — В 2003 году в станьковской средней школе имени Марата Казея, — поясняет мой собеседник, — мы с учительницей Натальей Викторовной Исаковой открыли историко-краеведческий музей, в котором собрана богатейшая информация о станьковской усадьбе. На открытие пригласили членов историко-краеведческого объединения прилукского центра “Народное творчество”, членом которого я являюсь. Присутствовал и Анатолий Тарасович Федорук, доктор биологических наук, профессор, лауреат Государственной премии “За духовное возрождение”, автор многих книг. Он сказал, что поможет нам найти садовника, который возьмется воссоздать утраченные деревья. Через год у Мичурина наших времен было как эксклюзив приобретено три удивительных деревца — плоды скрещивания редких вязов. Их, как и прежние, назвали Вера, Надежда и Любовь и посадили в парке. Но через год из-за нелепой случайности деревце Вера погибло. Думаем, как его заменить. Олег Игоревич и его единомышленники стараются привлечь внимание общественности к Станьково. — Надеемся, что у многих вызовет интерес и наша церковь, — говорит архитектор Маслиев. — Не зря ведь недавно на ее развалинах поселились аисты! Это хороший, добрый знак. К тому же в ней служил отец Валентины Сулковской священник Феодор Чернявский. Да и матушка Валентина крестилась в этой церкви. В возрожденном храме будет два придела, один из них назовем в честь блаженной Валентины Минской. Весной 2007 года в Станьковском Свято-Никольском храме начнутся восстановительные работы, закончить которые планируется в 2008 или в 2009 году. Открыт счет, на который можно отправить свои пожертвования. Его адрес такой: Белорусская Православная Церковь. Минская епархия. Приход храма Святителя Николая Чудотворца. 222731, деревня Станьково, ул. Марата Казея, Дзержинский район, Минская область. Расчетный счет 3015000460014, г.Дзержинск, филиал 606 АСБ “Беларусбанк”, код 514 УНН 600470110. На восстановление храма. Поможем возродить храм, фундатором которого был Эмерик-Захарьяш-Николай-Северин граф фон Гуттен-Чапский — отец Кароля Эмериковича Чапского. Того самого, который, будучи головой Минска, реализовал многие творческие замыслы: запустил электростанцию, построил пивоваренный завод, городской театр, конку, добился разрешения на открытие первого в белорусской столице ломбарда и в 1901 году основал Общество охраны женщин. Его члены открывали ясли, организовывали воскресные школы, приюты для детей рабочих. Оставив после себя двух дочерей, в 44 года от роду Кароль Чапский ушел из жизни. Его тело упокоено в семейной каплице Станьково. Раиса Одынец. НА СНИМКАХ: макет будущего Свято-Никольского храма; архитектор Олег Маслиев; отец блаженной Валентины Минской священник Феодор Чернявский; таким Свято-Никольский храм был при жизни Эмерика фон Гуттен-Чапского; а так он выглядит сейчас. Рассказы тех, кто знал блаженную Валентину Минскую Писатель, журналист, историк Анатолий Иосифович Валаханович частый гость на родине блаженной Валентины Минской. Предлагаем вашему вниманию записанные им рассказы тех, кто знал нашу знаменитую землячку. Валентину я помню с малых лет Я, Николай Антонович Лойко, сын Антона Прокофьевича и Евфросиньи Ивановны Лойко, жителей деревни Заболотье Дзержинского района Минской области, которые в свое время согласились ухаживать за дочерью священника Станьковской Свято-Николаевской и Косковской Свято-Анненской православных церквей Феодора Чернявского Валентиной Федоровной Чернявской (по мужу Сулковской). В 1911 году Валентина Федоровна вышла замуж за коллежского асессора Минского уезда Федора Васильевича Сулковского. В 1919 году умер отец В.Ф. Сулковской. Валентина и ее муж переехали из Минска, где жили, в деревню Коски к матери Софье Петровне Чернявской. Во время коллективизации Сулковские жили в деревне Коски и занимались сельским хозяйством. Когда начались репрессии и гонения на церковь, были арестованы муж Валентины — Феодор Васильевич Сулковский, все родственники, друзья и знакомые — священники Минского прихода. Две ее сестры вышли замуж за священников и уехали с мужьями жить в церковные приходы Минского уезда. К 1937 году мужья-священники были уже арестованы... Валентина жила с болящей матерью. В начале 1937 года С.П. Чернявская умерла. Валентина Сулковская осталась в доме отца одна. От нервных переживаний и потрясений у нее отнялись ноги. Тогда-то мои родители и согласились ухаживать за ней. Они переехали жить к ней в дом, в деревню Коски. В.Ф. Сулковскую, а для меня она была просто тетя Валентина, я помню с малых лет. В то время мне было 5—6 лет. Валентина тогда уже тяжело и плохо ходила. Ей было около 50. Она жила здесь до своей кончины — 6 февраля 1966 года. Помню, как изредка, опираясь на мою ручонку, Валентина медленно выходила из дома на крыльцо — подышать свежим воздухом. Как-то отец с матерью ушли куда-то и долго не возвращались. За окнами стало быстро темнеть. Я, не дождавшись их, лег спать и так крепко уснул, что, вернувшись, они не могли достучаться, чтобы я открыл им дверь. Проснулся я от света свечи. Это тетя Валентина встала с кровати и, пройдя 3—4 шага, чтобы меня разбудить, держала в руке свечу... Я быстро встал и открыл им дверь. Запомнился и такой случай. Моя мать работала в колхозе на ферме и так заработалась, что поздно вспомнила о том, что Валентина еще не обедала. Она оставила работу и быстро направилась домой. И каково же было ее удивление, когда, войдя в дом, застала Валентину стоящей на ногах лицом к иконе и молившуюся Богу. Больше она никогда со своей постели не вставала. Чтобы ей можно было немного подтянуться или поменять положение тела, отец смастерил палку-шесток около кровати и качалку над кроватью на веревочке. Матушка Валентина могла, взявшись руками, немного переместить свое тело. Во время Великой Отечественной войны, когда немецко-фашистские захватчики оккупировали Беларусь, Валентина жила у нас в доме. Она категорически отказалась уезжать в лес, к партизанам, сказав, что будет жить в деревне Коски. Немцы изредка заходили в наш дом, видели женщину, лежащую на кровати, но не причинили ей никакого зла. Видимо, они чувствовали ее святость. И до войны, и после к ней приходило очень много народа, были священники, монахи и монашки. Монашествующие пели песни, читали молитвы. Местные жители из близлежащих деревень к ней не часто ходили. Думаю, боялись, что соседи-недруги могли доложить куда надо. Даже у меня в школе были неприятности из-за того, что в нашем доме жила Валентина. Сколько помню, она всегда молилась Богу. В нашем доме было множество икон. На небольшом столике-тумбочке, который с любовью смастерил мой отец, лежали церковные книги матушки Валентины — Библия, Новый Завет, кресты, крестики... В ее изголовье помещалась большая икона Пресвятой Богородицы “Ахтырская”, которой она очень дорожила. На столике и день, и ночь горели свеча или лампадка. Потом я уехал учиться в Минск, в БГУ, когда стал работать, приезжал к родителям все реже. На похоронах Валентины не был. Матушка Валентина переносила свой недуг очень терпеливо, считая, что мучения даны ей от Бога. По рассказам, которые бытовали в деревне Коски, муж Валентины Ф.В. Сулковский имел дом в Минске, где они до первой мировой войны жили хорошо и в достатке. Моя мать еще девицей была взята из деревни Заболотье в семью Сулковских. Вот почему мои родители дали согласие ухаживать за Валентиной, когда она заболела. О родословной священника Феодора Иосифовича Чернявского говорить не буду, потому что не знаю. Но рассказывали, что родословная Чернявских древняя и заслуженная. Их родовые корни уходят к сиверским русским князьям. Hа даче я храню кованый железный крест, который чудом сохранился после пожара церкви. Церковь была деревянная и сгорела дотла. От нее сохранилось только место, где она стояла. Церковный погост — участок земли вокруг церкви — сейчас возделывается. То, что Валентина при жизни была святой, я догадывался. Много людей приходили к ней, она им помогала. Кстати, матушка Валентина жила очень скромно. Она раздавала людям все, что приносили ей в подарок. Моя дочь выздоровела... В 1964 году я с 7-месячной больной дочерью поехала к матушке Валентине. Она лежала в чистой постели, иногда находилась в полусидячем положении. В то время ее уже называли святой, поэтому к ней приходили много людей. Моя дочь до этого посещения 6 недель лежала в Минске в областной больнице и страдала приступами эпилепсии. У Валентины сидели монашки и пели. Она читала (как бы вела службу), монашки ей подпевали. На столе стояла вода, лежал батон. Монашки моей дочери Тане дали съесть вареное яйцо. Мы стояли рядом с кроватью святой Валентины. А вечером дома, положив дочь спать, услышали, как сильно мяукнул кот. Думали, что забыли его выпустить на улицу. Стали искать, но, к нашему удивлению, его нигде не было. С тех пор дочь выздоровела и по сей день здорова... Н.С. Богданович. Ее лицо излучало свет На занятиях в воскресной приходской школе в Дзержинской Свято-Покровской церкви протоиерею Николаю Леднику был задан вопрос: “Верите ли вы, что недалеко от деревни Станьково жила святая женщина по имени Валентина?” Он ответил, что Бог только знает это. Но когда он Валентину соборовал перед смертью в феврале 1966 года, ее лицо излучало свет. Вопрос этот был задан задолго до того, как она была канонизирована. Т.А. Красовская. Это была очень светлая женщина Я, дочь учительницы из деревни Коски Татьяны Платоновны Гладкой, была в то время маленькой и ходила тайно с подружками к нашей односельчанке, дочери священнослужителя Валентине. В памяти моей осталась комната, в которой Валентина лежала в постели. В доме было множество икон, крестиков. На столе лежали церковные книги. Уже не помню, о чем мы говорили со святой. Но помнится то, что около нее на постели лежал крест, которым она осеняла всех, кто к ней приходил. Это была хрупкая, очень светлая женщина. Ее кровать стояла возле печки у стены. Напротив было окно. Она все время что-то сама себе говорила и твердила, что разговаривает с Богом. К ней, можно сказать, непрерывным потоком шли люди. Местные жители деревни Коски и близлежащих деревень ходили к ней очень редко. Только иногда водили детей на лечение от испуга. Были случаи, когда они обращались по поводу болезни родных. Она читала молитвы и советовала, что предпринять. Были обращения накануне свадьбы. Некоторых она благословляла, а некоторых нет. И все потом в их жизни подтверждалось. Блаженная много делала искусственных цветов из бумаги, которую ей приносили посетители. Т.Б. Шпилевская. НА СНИМКЕ: на поклон к святой Валентине Минской. Ушел нечистый в воду, а нам оставил моду Как-то разговорилась с тремя молодыми людьми. Они были озадачены выбором спутницы жизни. Каждому хотелось, чтобы избранница стала мудрой матерью и доброй, верной женой. — Просите Бога и Пресвятую Богородицу, — посоветовала я. — Матерь Божия поможет вам в этом важном деле. По одежде девушку узнаете... С наступлением первых холодов многие мужчины и женщины-христианки с облегчением вздохнули. Им стало легче смотреть на девушек и их одежды, так как теперь оказались укрыты их оголенные животики и пупки. Кем-то из новаторов современной моды для молодежи было предложено так щеголять в общественных местах. И даже бусинкой украшать свои животы. Такому соблазну нынешним летом подверглись многие минчанки. Воцерковленным людям, понимающим, откуда это исходит, приходилось вести борьбу внутри себя: осуждение побеждать молчанием, а соблазны — хранением своих очей. Апостол Павел, уча христианской нравственности, настоятельно советовал женщинам ходить в приличной одежде и украшать себя добрыми делами. Лютейший враг человечества и Христа внушил кому-то из модельеров ввести это новшество моды в современную действительность. И многие девушки, одевшись ультрасовременно, оказались в числе соблазнителей массового распространения этой моды. Но мода пройдет, а грех останется. А ведь каждый наш грех — черное пятно на душе. Снять его кроме как покаянием в церкви, притом с глубоким осознанием своего греха, невозможно ничем. Преподобный Иоанн Лествичник, видя многое духовными очами, открыл, что среди нечистых духов есть лютейшие, которые не только стремятся ввести человека во грех, но и сделать других его сообщниками. Преподобный в духовных трудах привел пример из жизни человека, который свою греховную привычку передал другому. Но через некоторое время он пришел к осознанию своего греха, и тот отстал от него. Поскольку наученный им человек не переставал грешить, то покаяние соблазнителя не было действительным. И святой Иоанн Златоуст обращает наше внимание на то, что сам Господь Иисус Христос называет соблазнителей антихристами. Передавая других в рабство диавола, соблазнитель есть враг Божий, враг ближнего и враг самого себя. Ведь он у Бога похищает драгоценное сокровище — душу человеческую, искупленную ценой крови Господа, распятого на кресте. Людмила Прохатская. Ответственная за выпуск духовно-нравственной странички Раиса Одынец. http://www.newsvm.com/articles/2006/12/06/zvonnitsa.html

AlphaLeo: http://www.ng.by/ru/articles/941/detail/21645/back.html Каким станет Станьково? Восстановление старинных усадебно-парковых комплексов и храмов способствует не только развитию туризма – это еще и восстановление исторической справедливости, наш духовный ренессанс В сорока километрах от Минска среди живописных просторов есть удивительное местечко Станьково. Когда подъезжаешь к нему, первое, что видишь – большое озеро. Когда-то и оно, и около сорока тысяч гектаров местных земель принадлежали графам из рода фон Гуттен-Чапских. Род имеет почти тысячелетнюю историю, за это время его представители породнились практически со всеми известными монаршими домами Европы. Когда-то именно в Станьково находилось родовое гнездо Чапских с множеством флигелей. Не случайно современники называли его “континентом культур” и “маленькой Европой”. Здесь же чудный парк с редкими растениями. Многие “графские” деревья сохранились до сих пор, как и отдельные “фрагменты” тех времен: флигели, кузница, дом для прислуги, наполовину разрушенная водонапорная башня, коровник, амбар... Уцелела и скарбница, в которой хранились сокровища владельцев имения. Под патронатом Министерства культуры и Минского облисполкома скарбница сейчас реставрируется, а когда работы завершатся, здесь разместится Музей утраченных усадеб Беларуси. Восстанавливается в Станьково и духовная обитель — Свято-Никольский храм. Долгие годы в озере отражались лишь печальные руины намоленных церковных стен... Божья обитель Когда в Станьково освятили первый храм — точно не известно. Сохранилась визитная запись от 1714 года, в которой говорится, что местную церковь построил еще князь Радзивилл в конце пятнадцатого века. Менялось время и правители, церковь сначала стала униатской — Петро-Павловской, и лишь затем на этом месте в 1858 году Эмерик Чапский и воздвиг Свято-Никольский храм. Автором проекта выступил известный российский архитектор Его Императорского Величества Константин Тон — автор храма Христа Спасителя в Москве. Чапский купил проект за две тысячи рублей серебром, а построив “божью обитель”, получил даже “высочайшую благодарность от императора Александра Второго. Храм особо любили прихожане, ведь здесь каждый мог попросить и Господа, и святителя Николая о любой потребе. Была здесь и уникальная икона, которую, по преданию, когда-то принес из Мирликии — родных мест Святителя — некий благочинный старец. Именно в Свято-Никольском храме действовало Станьковское благочиние, а первым благочинным в этой церкви был протоиерей Николай Трусковский. Известен он был не только своей духовной деятельностью. Современники знали священника как видного историка, краеведа, писателя, а также создателя трудов по истории храмов. На рубеже XIX и XX веков благочиние возглавил протоиерей Феодор Чернявский, отец святой блаженной Валентины Минской. Его служение Господу продолжалось с 1883 года до победы большевиков. Крестный путь святыни С приходом советской власти Свято-Никольская церковь была закрыта и разграблена. Из нее вынесли все: утварь из драгоценных металлов, ризницы, оклады, кресты. Многие иконы были сожжены, а некоторые спрятаны и сохранены прихожанами. Колокола пустили на переплавку — кроме самого большого, его не смогли снять. Какое-то время храм пустовал, затем его использовали как амбар, а в Великую Отечественную даже хранили там оружие. В один из боев в храм попал снаряд, оружие взорвалось, но это повредило храм лишь изнутри. Полностью использовать церковь перестали уже в послевоенное время, когда храм пострадал от сильного пожара. На этом “мытарства” святыни не закончились. Весной 1961 года на запруде прорвало старую плотину. Затопило поле и соседнюю со Станьково деревню Каменку. Местное руководство приняло решение “залатать” пробоины кирпичами из церкви, для чего ее предполагалось разобрать по кирпичику. Мартовским утром людей с ближайших к храму домов выселили, а зону взрыва оцепили милиционеры. — Ровно в двенадцать часов прогремел первый взрыв, — рассказывает сестра Тамара, руководитель работ по восстановлению храма. — Облако пылевой завесы окутало место взрыва, а когда оно рассеялось, то храм стоял невредимым. Это произвело сильное впечатление. Верующие усматривали в этом знамение. Спустя какое-то время раздался второй взрыв. Опять облако пыли осело — храм стоит. И только после третьего взрыва барабан покосился и ушел вниз, внутрь. Взрывать все здание церкви целиком побоялись, близко стояли жилые дома. Было принято решение с помощью танков и стальных тросов растащить стены храма и разрушить его окончательно. Но стены не поддавались. Лопались канаты из стальных тросов, глохла техника — храм стоял. С большими усилиями к вечеру удалось растащить южный и западный приделы, разрушив и изуродовав святыню, превратив ее в руины, после чего о храме надолго забыли. И лишь спустя долгие годы по благословению Митрополита Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси мы начали восстанавливать наш “дом молитвы”. По кирпичику мы воссоздаем и наш храм, и наши души! Чудесное знамение Даже несмотря на то, что от храма в конечном итоге остались лишь стены, верующие никогда не забывали это место. Кто-то, проходя мимо, просто крестился, а кто-то во время тяжких скорбей вновь и вновь приходил сюда, молился, читал акафист — хвалебные песнопения — Святителю Николаю. Уже во времена независимой Беларуси все чаще стали появляться разговоры о восстановлении святыни, правда, все упиралось в одно — нехватку средств. Весной 2004 года, перед Пасхой, на страстной седмице в руинах храма прихожане в очередной раз читали акафист Святителю. До этого одна из женщин принесла и подарила храму икону Чудотворца в киоте под стеклом. Вдруг подул ветер и икона, которая стояла в нише храма, пошатнулась и упала в снег. Святыню вернули на место и продолжили чтение, а после службы внесли ее во временный храм. — На следующий день, — продолжает свой рассказ сестра Тамара, — одна из прихожанок заметила, что икона словно покраснела, а очертания Святителя выделились темным тоном. Еще через день этот эффект усилился, а по бокам от лика Николая Угодника стали едва заметно просматриваться лики Спасителя и Богородицы. Еще через день, на саму Пасху, икона Святителя стала совсем красной, как пасхальное яйцо, а по бокам Чудотворца четким образом проявились лики Христа и Богородицы. И именно это знамение мы восприняли как благословение Господа на работы по восстановлению. Молитва Святой Валентины Именно со Свято-Никольским храмом в Станьково связана жизнь и деятельность Святой Блаженной Валентины Минской (в миру Валентина Феодоровна Сулковская, 1888—1966), канонизация которой состоялась спустя два года после чудесного знамения — в феврале 2006 года. Именно в этой церкви святая молилась, пела в церковном хоре, а такую благодать называться святой получила от Господа за то, что, серьезно заболев, еще почти три десятка лет молилась за болящих, утешала их и наставляла на истинный путь. К лежащей старице постоянно несли заболевших детей, приходили за житейским и духовным советом, а она лежала на топчане в окружении икон и постоянно молилась. Всех входящих в дом она осеняла особым деревянным крестом, и, как свидетельствуют очевидцы, излечила от духовных и телесных недугов множество человек. — Еще при земной жизни, — рассказывает сестра Тамара, — блаженная напутствовала: “Когда я умру — приходите ко мне на могилку, как к живой, и я вам обязательно помогу!” Сама угодница похоронена в семи километрах от церкви в деревне Крысово, и постоянно к этому месту приезжают сотни паломников. Кто-то с просьбами о помощи, кто-то просит излечить, и насколько я знаю, матушка Валентина никого не оставляет без внимания. И что самое главное, когда Свято-Никольский храм мы восстановим, то мощи Блаженной будут почивать в специальном саркофаге именно там. Храму быть! Храм решили восстанавливать на пожертвования прихожан. На первые средства провели подготовительные работы. — Кончено, с самого начала эта работа была в большей степени научной, — рассказывает автор проекта реставрации храма, архитектор Олег Маслиев. — В Дзержинском архиве историки, которые нам помогают, нашли единственную фотографию церкви, датированную 1914 годом. В других архивах специалисты собирали и исторический материал, практически, по крупицам восстанавливали “генеалогическое древо святыни”, и уже к осени 2007 года мы завершили все предварительные работы. Были готовы чертежи, сделаны все расчеты, а бумаги прошли необходимые утверждения. 16 октября 2007 года в руинах Свято-Никольской церкви ее настоятель иерей Александр Микицкий в торжественной обстановке и при большом количестве прихожан отслужил молебен. После него во внутреннюю стену восстанавливаемой святыни положили первый кирпич, который, кстати, еще можно увидеть в стене. На нем золотыми буквами написано: “Сей кирпич первым был положен в стену храма сего, в память о его воссоздании, числа 16, месяца октября, года 2007 от Рождества Христова”. — Вот, обратите внимание на чертежи. Храм будет таким, каким его в свое время спроектировал Тон. Мы решили восстановить все до мельчайших деталей, даже ограду. Кстати, сегодня от бывшего объема храма осталось 45 процентов. Кроме этого приблизительно 15 процентов кладки будет разобрано и укреплено. Что до строительных материалов, то одного только кирпича понадобится семнадцать вагонов, а это целый состав. Кстати, мы провели даже экспертизу штукатурки, красок — того, что осталось, и смогли определить первоначальный химический состав, который будет восстановлен. Строительные работы начались с кирпичной кладки свода северного придела храма и возведения свода алтарной апсиды. Уже завершились работы по возведению свода северного придела и поднятию стен с венчающим карнизом, аркатурными поясками и монолитным поясом, выложены новые арки оконных проёмов апсиды храма и свод алтаря. Сейчас работы ведутся на западном пределе. До наступления морозов планируется приступить к возведению четырёх колонн центрального молельного зала церкви. В эти колонны, символизирующие четырех Евангелистов — Матфея, Марка, Луку и Иоанна — в торжественной обстановке будут заложены капсулы с именами всех жертвователей сего храма, а их уже насчитывается более 25 тысяч. В одной из капсул будет вложена памятная грамота с посланием грядущим поколениям нашей страны. — Что же до сроков, — продолжает Олег Маслиев, — то их не называет никто. Посудите сами, все работы оцениваются в сумму более миллиона долларов. На первый взгляд она кажется неподъемной, но после того, как Православная церковь прославила Блаженную Валентину Минскую, прихожане, да и простые люди стали активно жертвовать средства, что для нас стало великим чудом. Мы ведь деньги специально не собираем, но люди находят наши координаты в сети Интернет, через Епархиальное управление, передают средства даже через своих знакомых, которые едут в Станьково на это святое место. Расчетный счет для перевода средств на восстановление Свято-Никольского православного храма 3015000460014 г.Дзержинск, фил.606 АСБ Беларусбанк, код 514. По всей Беларуси и за ее пределами откликаются люди на просьбы о пожертвовании на строительство Свято-Николаевской церкви в Станьково, приобретая “именной кирпич”. На нем пишется имя дарителя, и, как известно, молитва о таких жертвователях и благоустроителях будет всегда возноситься в стенах возрожденного храма Божия. Во временной Свято-Никольской церкви на воскресных богослужениях всеми прихожанами, взрослыми, детьми, поминаются имена жертвователей на восстановление храма в честь Угодника Божия Николая. На протяжении всего молебна многотысячные списки имен жертвователей на восстановление Свято-Николаевского храма в Станьково лежат на могилке блаженной Валентины — матушки Валентины — в надежде на то, что своим молитвами она донесет ко Престолу Всевышнего имена тех, кто не остался равнодушным к богоугодному делу — делу возрождения Святыни! Алексей ВАЙТКУН http://www.ng.by/ru/articles/941/detail/21645/back.html

AlphaLeo: http://www.expressnews.by/2673.html СТАНЬКОВО: РЕЗИДЕНЦИЯ ЛЕГЕНД КРАЙ ЛЕГЕНД | 13/09/2007 | Полина ХАРЧЕНКО Не понимаю: как известная с XV века деревня Станьково еще не снискала всемирной славы? Как это удивительное местечко в сорока километрах от Минска еще не вытоптано толпами туристов и прочих желающих прикоснуться к истории? ГРАФСКИЕ РАЗВАЛИНЫ Основная туристическая досто-примечательность Станьково – хорошо сохранившееся, не считая отсутствия главного здания, поместье графа Эмерика Захарьяша Николая Северина фон Гуттен-Чапского. Влиятельный владелец усадьбы долгое время был вице-губернатором Новгородской и Петербургской губерний. Род Чапских ведет свою родословную с Х столетия и даже имеет свой герб – «Лелива», на котором начертан их гордый девиз: «Жизнь – Отчизне, честь – никому». То, что этот девиз не был пустыми словами, доказывают многочисленные заслуги Чапских перед родиной. Сын Эмерика Чапского Кароль, заступивший на должность мэра Минска, если говорить современным языком, навсегда изменил и окультурил этот город. Среди его проектов: открытие в 1892 году трамвая на конной тяге и электростанции, первая в Беларуси телефонная станция общего пользования, ломбард, госпиталь, амбулатории, электрическое уличное освещение. Стараниями графа в Минске появились пивзавод, в коих стенах сейчас варят «Оливарию» (забористое пиво прошлого «Граф Чапский» – дань основателю), им был заложен теперешний театр Янки Купалы. Станьково же стало родовым гнездом Чапских. На территории свыше 40 гектаров располагался и располагается поныне обширный парк с выходом на живописное озеро. Известная любителям старого кино беседка-ротонда, приютившая Дубровского на съемках одноименного фильма, стоит как раз на берегу этого озера. Росло в их парке и чудо-дерево, о котором речь пойдет немного позже. Часовня, жилой и кухонный флигели, амбар, оранжерея, теплицы, питомники, хозяйственный двор дополняли архитектурный облик усадьбы. Все это было за мощной оградой со въездными воротами. Будучи знатным коллекционером, граф собрал большое количество старинных монет, книг, икон и картин, которые хранились в специально отведенной для этого «Скарбнице». Построенное в виде миниатюрного средневекового замка здание сейчас заколочено, а вся коллекция Чапского во время войны эвакуирована в Краков, где выставляется и сейчас. Как уже упоминалось, не уцелели во время войны главные графские чертоги. В отместку за то, что там свили гнездо немецкие оккупанты, наши партизаны взорвали дом. В руинах стоит и православная церковь Св. Николая, возведенная Чапскими в 1858 году на берегу озера. Три месяца назад началась реконструкция храма, но спросить о сроках ее завершения мне не удалось. В пятницу в середине рабочего дня на стройке не было ни души. Местные говорят, что пару раз им все-таки посчастливилось видеть работников. Сейчас на территории усадьбы XIX века уютно расположился и пользуется всем уцелевшим станьковский интернат. ЧУДО-ДЕРЕВО Услышав о чудо-дереве, некоторые наверняка решат, что на нем как минимум должны расти деньги, как максимум – уже растут. Но станьковская флора не сорит купюрами направо и налево, а вот чудесами природы – пожалуйста. Вы, например, хоть раз видели дерево, растущее корнями вверх, а на этих корешках аккуратные листики? Сразу оговорюсь, и не увидите: пару лет назад чудо-деревце засохло. И народная тропа к нему уже порядком заросла. Зато сколько лет оно будоражило умы станьковцев и их гостей! Сколько дачников загубило свои саженцы, зарывая их ветками вниз в надежде тоже вырастить чудо природы! Не знали провинциалы, что это всего лишь особый вид вяза – голый, который по неизвестным науке причинам мимикрировал под корневую систему самого себя. И таких вязов, как оказалось, с незапамятных времен росло на усадьбе Чапских целых три штуки. Им даже имена дали: Вера, Надежда и, конечно же, Любовь. Но как это часто бывало в военное время, в Веру попала граната, Надежду немцы насильственно вывезли в Германию, а Любовь, оставшись в полном одиночестве, через полвека засохла от тоски. Как раз в 100-летнюю годовщину отъезда Эмерика Чапского из Станьково. Два года назад местные школьники из кружка «Озеленим Станьково» посадили еще три молодых голых вяза рядом с пнем от Любви. Те расти не захотели. Так деревня Станьково лишилась одной из своих многочисленных достопримечательностей. Но память о нем жива и по сей день. *** Станьково живет, Станьково дышит флюидами древности. Эта не лишенная индивидуальности деревенька ждет путешественников, желающих окунуться в прошлое, наслаждаясь настоящим, услышать ее легенды и разгадать ее загадки. А ведь за шесть веков их накопилось не так уж мало… http://www.expressnews.by/2673.html

AlphaLeo: http://www.alivaria.by/ru/company/history/ Пивоваренный завод Аливария в Минске История компании По архивным данным завод открыт 29 января 1864 года решением Минского губернского правления. На основании этого решения минская мещанка Рохля Фрумкинана открыла деревянную пивоварню на пересечении улиц Александровская и Загородная. На этом месте завод стоит до сих пор и является памятником промышленной архитектуры XIX века. В 1869 году в Нижнем Новгороде пиво Аливария получило медаль и похвальную грамоту на Всероссийской художественной выставке. Позже владельцем завода стал граф Чапский, который модернизировал производство: установил паровой котел, провёл телефон, построил гостиницу и другие административные здания. В 1898 году Чапский продал завод австрийским купцам братьям Леккертам, которые производили пиво вплоть до 1917 года. Они владели 4 железнодорожнымивагонами-ледниками для перевозки пива в Вильно, Белосток, Брест, Гродно, Бобруйск. Благодаря братьям Леккертам появилось первое название завода – Завод Леккерта. Об этом факте говорят дошедшие до нас документы, а так же сохранившиеся бутылки того времени, которые обнаружили в подвалах завода. Маркировка данных бутылок представляла собой стеклянный штамп, нанесенный на бутылку, который содержал название продукта, информацию о владельце и адрес предприятия. Во времена управления братьев Леккертов производство развивалось, произошли изменения и в оформлении бутылок: одновременно со стеклянными штампами стали использовать бумажные этикетки овальной формы, на которых был изображен орел, несущий в когтях бочку. Этот торговый знак в советское время не использовался, и лишь в начале 90-х годов ХХ века он вновь занял свое место. В 1917 году завод был национализирован и стал государственным предприятием. Во время Великой Отечественной войны он был одним из немногих уцелевших объектов в г. Минске. Производство продукции здесь не прекращалось. Пивзавод "Беларусь", так он тогда назывался, производил тысячи декалитров пива в год. В советский период, наряду с "общесоюзной" маркой "Жигулевское", пивзавод "Беларусь" выпускал собственные сорта пива: "Мартовское", "Граф Чапский", "Траецкае", "Бархатное". Этикетки того периода представляли собой ярлык на горлышке бутылки и уступали нынешнему поколению этикеток по уровню дизайна, качеству полиграфии и объему предоставляемой информации. Последние десятилетия для завода были крайне тяжёлыми. Планом развития Минпищепрома БССР предусматривалось его закрытие: ни оборудование, ни технологии не обновлялись. В это время были построены крупные пивоваренные заводы в Дражне (г.Минск), Бобруйске, Речице. Завод вошёл в состав объединения "Криница" и стал неперспективным. Поэтому в условиях перехода экономики республики на рыночные отношения позиции завода были крайне невыгодными. Износ основных фондов превышал 90%. Тем не менее, коллектив принял единственно возможное решение для сохранения коллектива и лучших традиций белорусского пивоварения - об акционировании предприятия. В июне 1994г. было получено свидетельство о регистрации открытого акционерного общества "Пивзавод Оливария". Был возвращен дореволюционный торговый знак – орел, несущий бочку. Логотип дополнила дата основания завода – 1864 год. Появились новые названия сортов пива. Некоторые из них были продиктованы историей самого завода: "Леккерт-1", "Леккерт-2", другие сограничны: "Граф Чапский", "Траецкае", "Немига", "Минский Бровар". Большое внимание было уделено разработке нового дизайна этикетки. Использование полноцветной печати, с учётом специально подобранных "прохладных" тонов, позволило значительно улучшить оформление бутылки и подчеркнуть качество самого напитка. Позднее было принято решение о разработке и применении заводом "имиджевой" этикетки, суть которой заключалась в использовании знака "Оливария" на этикетках всех сортов пива. Таким образом само название предприятия стало рекламировать свою продукцию и способствовать продвижению на рынок собственной торговой марки - "Алiварыя". Со стороны ул. Киселёва на здании завода под слоем побелки обнаружена надпись на немецком языке "BRAUEREI MINSK" (пивзавод Минск). Это ещё раз демонстрирует тот исторический факт, что во время Великой Отечественной войны завод оказался одним из немногих уцелевших объектов в городе Минске, причём производство продукции на нём не прекращалось. Из архивных фондов 1864 год. Дело по прошению мещанки г.Минска Р.Фрумкиной о разрешении перестроить сарай в жилой дом и построить деревянную пивоварню на углу Александровской и Загородной улиц. 1882-1883. Дело по спору между наследниками минской мещанки Р.Фрумкиной о правевладения пивоваренным заводом по ул. Александровской в г.Минске. Протокол заседания строительного отделения Минского губернского правления от 14 апреля 1894г. о разрешении графу Карлу Эмериковичу Чапскому строительства каменного пивоваренного завода и других строений в 3-й части г.Минска по Александровской и Григорьевской улицам. Дело о разрешении графу К.Э.Чапскому устроить телефонное сообщение между его домом по Преображенской улице и пивоваренным заводом по ул.Александровской. Опись книг и дел минского нотариуса Петра Николаевича Голиневича за 1898г., где указано о совершении купчей крепости между гр. К.Э.Чапским и братьями Леккертами. Прошение П.Ю.Леккерт в Минское губернское правление от 26 марта 1910 года оразрешении построить при Минском пивоваренном заводе каменный ледник для хранения пива. Дело по прошению П.Ю.Леккерт в Минское губернское правление об открытии заведения для приготовления прохладительных напитков и лимонада при Минском пивоваренном заводе "Богемия" с сентября 1914г. История графа Чапского Однажды сотруднику издательского дома "Принтекс" Александру Нехайчику попалась на глаза пивная этикетка с изображением графа Чапского. Начальник отдела общественных связей имел по поводу графского профиля свое особое мнение, каковым незамедлил поделиться с представителями рекламной фирмы, разработавшей этикетку. Толстый господин с усами при эспаньолке вовсе не похож на действительного графа. По мнению же разработчиков, портрет Чапского был просто обязан соответствовать стереотипу человека, обожающего пиво, - быть в меру упитанным, усатым и слегка бородатым. Стереотип стереотипом, но принципиальный Нехайчик представил медаль, выпущенную в 1970 году в Италии к 110-летию со дня рождения Карла Чапского. Аргумент стал решающим. Изображение с этикетки было убрано, она вышла уже просто с надписью "Граф Чапский", без каких-либо портретов. Правда первый тираж был таки налеплен на бутылки и приличная партия пива "со стереотипом" растеклась по прилавкам. Хранитель юбилейной медали был прямым потомком графа Чапского. MЭР, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, МЕЦЕНАТ. Январь 1890 года. Минск, губернский город с почти 100-тысячным населением, заинтригован новостью: должность Минского городского головы занял Карл Чапский - предприимчивый тридцатилетний человек, за которым прочно укрепилась репутация большого оригинала. Он владел весьма внушительным состоянием: в Минске ему принадлежали плодовый сад, три каменных многоэтажных и пять деревянных домов, 34.5 тысячи десятин земли в Минском и Игуменском уездах, имения Негорелое, Прусиново, Зубаревичи, Станьково (в Станьковской библиотеке графа насчитывалось более 2,5 тысяч книг), лесная дача в урочище Цляково, имение Салленен в Курляндской губернии. Вступив в должность мэра, Карл Эмерикович получил возможность реализовать многие свои творческие замыслы и прожекты. Первым делом он сосредоточил усилия на окончениии строительства городского театра (ныне Национальный театр им. Я.Купалы), которое затянулось по причине недостатка средств. Простое и оригинальное решение было найдено быстро, что целиком соответствовало деятельной натуре Карла. Принадлежавший городу лес в урочище Михолянка был продан на сруб купцу Роговому за 45658 рублей - на вырученные деньги постройка была завершена. 5 июля 1809 года театр открылся любительским спектаклем "Сфинкс". Культурная жизнь города оживилась: цены на билеты делали посещение театра доступным для широких слоев населения. В 1892 году в Минске было учреждено Городское общество любителей спорта. Председателем общества, разумеется, стал сам мэр, приложивший немало усилий к его открытию. Для поддержания малоимущих граждан города Карлу Чапскому удалось исходотайствовать в Санкт-Петербурге разрешение на открытие первого в Минске городского ломбарда. Не оставшись в стороне от новомодных веяний, в частности, феминистского движения, в 1901 году Чапский основал Общество охраны женщин города Минска. Члены общества организовывали воскресные школы, открыли "Ясли" - дневной приют для детей рабочих, давали бесплатные юридические консультации, читали лекции. Предпринимательские наклонности хорошо проиллюстрировала юбилейная сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка, проходившая в Минске 26 августа -- 4 сентября 1901 года. Как один из организаторов выставки, и в то же время крупный помещик, имевший прекрасно поставленное хозяйство, Чапский оказался на выставке самым заметным экспонентом. Он демонстрировал чистопородный крупный рогатый скот, лошадей станьковского племенного завода, овец, породистых собак, коллекцию саженцев, кирпич, дренаж, трубы, черепицу. Его хозяйство было замечательно приспособлено под потребности рынка. И если бы не умение грамотно вести свои собственные дела, вряд ли, думается, стала бы возможной реализация хотя бы половины того, что было сделано во время нахождения графа Чапского в должности мэра (этот пост он занимал до 1901 года). Среди других полезных деяний Карла Чапского можно упомянуть открытие электростанции (сохранилась и поныне, располагается между цирком и площадью Победы) и первой на территории Беларуси телефонной станции общего пользования, организацию Мариинской женской гимназии и Минского ремесленного кредитного товарищества, а также появление в городе конного трамвая - конки. Карл Чапский, неутомимый и неистощимый на фантазии, уважаемый и многими любимый человек, умер 17 января 1904 года в Германии, во Франкфурте-на-Майне. А 26 марта 1910 года Минское губернское правление приняло решение о переименовании в его честь улицы Михайловской (ныне улица Кирова). В 1910-х годах была учреждена стипендия имени Карла Чапского, которая выплачивалась из специальных сумм, завещанных графом Минской мужской правительственной гимназии. ОСОБАЯ ЗАСЛУГА. "Да" - сказал Карл Чапский минским любителям пива. В 1894 году он выстроил пивоваренный завод, который был оснащен паровым двигателем и усовершенствованным оборудванием. Пиво выпускалось по немецкой рецептуре. Этот завод, включенный в состав акционерного общества "Богемия", в 1900 году был куплен семейством Леккерт, варившим вплоть до 1917 года изумительный по вкусовым качествам напиток. А в честь основателя производства Карла Чапского в качестве пробки отливали его бюст. Ныне это 1-й Минский пивзавод, на котором и выпускаются, помимо прочего, уже полюбившиеся нашим согражданам сорта "Граф Чапский" и "Леккерт". VITAM PATRIAE HONOREM NEMINI. Карл-Ян-Александр Граф фон Гуттен-Чапский был представителем древнего дворянского рода, происходящего из прусского королевства и расселившегося в 18-м веке на территории Беларуси и Литвы. Первое упоминание о Гуттенах относится к 930 году. Генрих фон Гуттен, маршал германских войск, вместе с императором Генрихом Первым Птицеловом Саксонским воевал против гуннов. Примерно в 1121 году Гуттены были награждена титулом графов Священной Римской Империи. Позже они на стороне польского императора Болеслава Третьего Кривоустого сражались с пруссаками, были перевязаны рыцарским знаменем и зачислены в число польских рыцарей. Около 1400 года Владислав Четвертый Ягайло за заслуги перед польским государством решил "натурализовать" фамилию Гуттенов и приблизить к Польскому двору. Роду была дарована фамилия Чапские, они были приписаны к гербу "Лелива" - шестиконечной звезде над полумесяцем на голубом фоне. Гербовым девизом стали слова "VITAM PATRIAE HONOREM NEMINI" ("жизнь - отчизне, честь - никому"). Так возникло официальное название фамилии -- Гуттен-Чапские. Многие ее представители вошли в родство с известными дворянскими домами Европы, в том числе с Радзивиллами. Дальняя родственница, проживавшая в Германии, вышла замуж за Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена, за "того самого Мюнхгаузена" -- ее блестяще сыграла Ирина Чурикова в известном фильме. В Польше фон Гуттен-Чапские нередко занимали должности воевод замков и областей. Более близкий к нашему времени Эмерик-Захарий-Николай-Северин участвовал в Крымской войне 1854 года, был Новгородским вице-губернатором, Санкт-Петербургским вице-губернатором, камергером императорского Двора, председателем Тюремного комитета и Лесного комитета Министерства государственных имуществ Российской империи при Александре II. Из-за разногласий с императором по поводу дарения лесных угодий ушел в отставку и обосновался в родовом имении в Станьково. Там он собрал огромнейшую коллекцию предметов искусства, часть которой сегодня составляет филиал Национального музея Польши - Музей имени Эмерика Гуттен-Чапского в Кракове. Первым сыном Эмерика был Карл, вторым - Георгий, возглавлявший Общество сельского хозяйства Минской Губернии и общество Красного Креста. Георгий Эмерикович был женат на дочери камерария (заведующий дворцовым хозяйством) австрийского Императорского двора и Кавалерственной дамы ордена Созвездия Креста, фрейлины Императрийцы Австро-Венгрии. Оба они, в свою очередь, состояли в родстве с известнейшим княжеским родом Герании фон Турн и Таксис. Двоюродный брат Эмерика участвовал в Польском восстании, за что был лишен всех прав, состояния и сослан на каторжные работы в Сибирь. Александра фон Гуттен-Чапская стала второй женой Великого герцога Гессенского Людвига Четвертого и вырастила семерых его детей от первого брака. Старшая дочь Виктория вышла замуж за принца Луиса Бетенбергского. Нынешний Принц-консорт Великобритании Филипп Герцог Эдинбургский, муж королевы Елизаветы является внуком Виктории Гессен-Дармштадской, по мужу - Бетенбергской. Младшая девочка - Алиса - вышла замуж за российского императора Николая Второго. Ирена, сестра Алисы, стала женой принца Прусского, родного брата Вильгельма Второго Гогенцоллерна. ОБЛОМКИ ИМПЕРИИ. Революционные вихри разметали представителей семейства по всей Европе. Почти все родственники переехали в Польшу. А оттуда разбрелись кто куда - преимущественно в Париж и Рим. Эмерик, один из сыновей Георгия, во Вторую мировую состоял в рядах Сопротивления, был награжден орденом Почетного легиона, освобождал Париж. В конце семидесятых он прислал в наш Национальный художественный музей гравюры французского художника Лаверня с видами Минска, датированные сороковыми годами XIX века. Он умер в конце восьмидесятых, а потомки его живут в Риме и занимаются коммерцией. Иван БАБИЧЕВ Анатолий ПАНЬКОВСКИЙ исторические материалы, предоставлены агентством "Геронт-М" http://www.alivaria.by/ru/company/history/

AlphaLeo: http://tio.agava.ru/newsp/2002/27/04.shtml МОЙ РОДНЫ КУТ Дорогой аристократов Прилуки - Озеро - Станьково Общее описание Выезд из Минска по трассе М7 Длина маршрута - 96 км Особенностью маршрута является посещение ряда крупных дворцовых комплексов и более мелких усадеб, связанных с известными аристократическими фамилиями. Любителям природы будут интересны старинные парки бывших имений, два из которых объявлены памятниками природы. Змитер ВОЙЦЕХОВИЧ Сенница (1 км) Это довольно старое поселение, время основания которого теряется в веках. В 1865 году на месте храма XVIII века здесь была возведена церковь св. Петра и Павла по проекту минского архитектора. При ней существовало народное училище, в котором в 1889-1890 годах учился Янка Купала. Возле церкви сохранились старые захоронения и бывшие ворота перед главным входом. Дорога на Прилуки идет древним маршрутом. Вдоль нее до деревни Скориничи сохранились старинные насаждения. Деревья, возраст которых уже давно перевалил за сто лет, разрослись и местами смыкаются кронами, образуя зеленый коридор. Прилуки (7 км) Поселение Прилуки выросло на месте древнего волока. На рубеже XVI - XVII веков здесь возникла усадьба и крупный монастырский комплекс. В монастыре, который существовал до 1740 года, было построено большое двухэтажное каменное здание, позже известное как "заколдованный замок". Тут же были захоронения князей Огинских и Вишневецких. После упразднения монастыря усадьба заняла его территорию, а каменное здание было приспособлено под дворец. Крупные работы по перестройке дворца велись в 1851 и 1886 годах, после чего он приобрел свой нынешний облик в романтическом стиле неоготики. Специалисты считают его одним из лучших образцов этого архитектурного направления в Беларуси. Ныне в здании бывшего дворца располагается НИИ охраны растений. Со второй половины XIX века дворцовый комплекс перешел к графам Гуттен-Чапским из древнего немецкого рода. А последними владельцами были граф Юрий и его жена Юзефа Каролина - дочь гофмейстера австрийского императорского двора. Таким образом в имении под Минском сошлись представители двух древнейших и наиболее родовитых немецких семей. Кроме дворца и выдержанного в том же стиле большого хозяйственного комплекса, сохранился красивый парк. Он состоит из двух частей: итальянский парк конца XVII века, расположенный за дворцом на трех высоких террасах реки Птичь, и новая пейзажная часть, которая возникла в XIX веке. За пределами усадьбы на другой стороне реки находится старая церковь. Согласно легенде, в прошлом от подножия дворца к церкви вел подвесной мост. Раньше это место называлось Лысая гора, что говорит о существовании тут языческого святилища. Позже на горе была построена униатская барочная церковь, замененная в 1864 году нынешним зданием. Во время последней войны в церкви размещалось гестапо, что подтверждается немецкими надписями над входом, закрашенными только в 2001 году. Сейчас здание возвращено верующим. Атолино (3 км) В деревне сохранился хозяйственно-производственный комплекс, который в прошлом входил в состав прилукского имения. Постройки окружены старыми древесными насаждениями. Лесной заказник "Прилукский" (2 км) Прилукская лесная дача по существу представляет собой ботанический сад, в котором на площади 510 гектаров собраны многочисленные посадки лесных культур, в том числе и редкие экзоты - красный дуб, ясень пенсильванский, амурский бархат и многие другие. Первые опытные насаждения были сделаны еще в XIX веке при Гуттен-Чапских. К тому времени, в частности, относятся насаждения сосны веймутова, экземпляры которой достигают рекордной высоты в 36 метров. Но особо выделяются посадки псевдотсуги тиссолистной. Эти деревья считаются одними из самых больших в мире и достигают высоты 120 метров, а живут по 1000-1500 лет. Но прилукские экземпляры значительно моложе: им около 70 лет. Русиновичи (6 км) В древности на высоком берегу Птичи находился укрепленный замок князей Жиземских. В конце XVIII века, когда Русиновичи перешли к роду Униховских, на месте замка был возведен большой каменный дом, а в бывшем рву устроен пруд, сохранившийся до сих пор. Вокруг дома новые владельцы заложили большой парк, который и сейчас производит сильное впечатление. Усадьба славилась собранием произведений искусства и особенно крупнейшей коллекцией средневекового оружия. До наших дней сохранился парк и хозяйственный двор с амбарами и пуней. Чтобы попасть в деревню Калинино, нужно на пересечении дорог М7 и М1 повернуть налево, переехать Птичь и через мост опять повернуть налево. От моста до усадьбы метров 500. Калинино (9 км) Раньше деревня называлась Игнатичи и под таким названием встречается в литературе. Еще в XVII веке здесь возникла шляхетская усадьба. Но свой расцвет имение переживало во второй половине XIX - нач. ХХ веков. В это время в Игнатичах был заложен ценный в видовом отношении парк (сейчас объявлен памятником природы), к старому жилому дому пристроен новый двухэтажный каменный корпус в стиле необарокко, с трех сторон богато украшенный лепниной. Он хорошо сохранился, как и большинство усадебных построек. Уцелело и единственное деревянное здание - бывший дом управляющего с интересными резными наличниками. На уже знакомом нам перекрестке опять возвращаемся на дорогу М7. Пятевщина (7 км) На подъезде к деревне в пяти метрах от дороги стоит сооружение, напоминающее обычную беседку, только увенчанную крестом. Это своеобразная часовенка возле святого источника. Сам источник, к которому ведет деревянная кладка, также имеет простое традиционное оформление. Усадьба, наверное, наименее старая из тех, что встретятся нам по маршруту. Хоть имение Пятевщина известно по крайней мере с начала XIX века, существующий ныне комплекс был заложен только в 1910 году бывшим управляющим Чапских - Самуэлевым. Почти все постройки усадьбы сохранились, так как до недавнего времени использовались для нужд местной больницы. Большой жилой дом, амбар с ледовней, въездные ворота и прочие строения вместе с парком - вот что собой представляет собой усадьба сегодня. Двадцать лет назад в парке был установлен памятник известному врачу, профессору Ф.И.Пастернацкому, который жил и похоронен неподалеку от Пятевщины в урочище Церковье. Аннополь (4 км) Как и описанные выше усадьбы, Аннополь расположился на берегу необычайно живописной в этом месте реки Птичь. В прошлом Аннополь назывался имением Крупица, но ныне это название сохранилось только за соседней деревней. Здешняя усадьба очень старая и во многом сохранила свою первоначальную планировку. Расцвет имения пришелся на вторую половину XVIII века, когда оно перешло в руки Радзивиллов, после женитьбы князя Альбрехта на Анне Халецкой. В честь своей жены Альбрехт и переименовал имение в Аннополь. Случилось это в 1747 году. Почти сразу здесь началось возведение дворцового комплекса и костела. От того времени осталось немного: в первую очередь это красивый старинный парк, главная аллея которого превратилась ныне в деревенскую улицу. Сохранились три больших дома для рабочих и остатки вала с каналом, которые в прошлом опоясывали усадьбу. Частично уцелел и новый усадебный дом, построенный вместо дворца во второй половине XIX века. Рядом с Аннополем находится старое католическое кладбище с захоронениями XIX века. Кроме того, неподалеку возле соседней деревни Кайково находится Кайковский биологический заказник. После Аннополя мы покидаем долину Птичи, за поселком Озеро наш маршрут резко меняет направление с южного на западное, и мы продолжим свой путь по дороге Р65. Озеро (8 км) Довольно крупный поселок Озеро привлекает рядом интересных объектов. В первую очередь это старая каменная церковь, построенная в стиле классицизма в первой половине XIX века. Возможно, первоначально она была костелом. На это косвенно указывает сохранившееся рядом старинное здание усадебного типа. Этот основательный кирпичный дом с большими сводчатыми подвалами, без сомнения, был возведен одновременно с церковью и по облику похож на богатый дом ксендза. Тут же, недалеко от церкви, возле самой дороги недавно было построено двухэтажное здание с небольшим баром. Очень полезное место, где можно запастись мороженым и напитками. Это первое и последнее заведение такого рода по маршруту, а потому не пропустите его. Кроме того, в местечке с названием Озеро просто не может не быть соответствующего водоема. Местное озеро - круглое по форме, средних размеров. Берега довольно низкие и местами затоплены. На краю озера при выезде из деревни можно увидеть хозяйственные постройки местного колхоза, но если присмотреться внимательней, в них можно разглядеть более ранние сооружения, которые относились, вероятно, к какой-то усадьбе. Добрынево (6 км) Если поездить по улицам этой деревни, можно встретить довольно много хорошо сохранившихся старых домов, некоторым из них под сотню лет. Кроме того, в Добрынево на кладбище сохранилась деревянная Свято-Покровская церковь, построенная в начале XIX века в стиле народного зодчества. Станьково (10 км) Финальная точка нашего путешествия. Станьково - старинное местечко, известное с XV века. В то время им владели князья Дорогостайские. С XVI по XVIII века Станьково входило в состав радзивилловских имений, после чего перешло в руки графского рода Гуттен-Чапских. С ними мы уже встречались, когда посетили Прилуки, но теперь остановимся на истории рода подробней, поскольку приехали в их главную резиденцию в Беларуси. Гуттен-Чапские - древний немецкий род, известный с 930 года, когда их предок Генрих фон Гуттен, маршал германских войск, вместе с императором Генрихом I Птицеловом воевал против гуннов. В 1121 году Гуттены получают титул графов Священной Римской империи. Со временем представители рода сблизились с польским королевским двором, а позже попали в Беларусь. Родоначальником станьковской линии рода считается граф Франц фон Гуттен-Чапский, живший в начале XVII века. Позже Гуттен-Чапские породнились с Радзивиллами, от которых к ним и перешло имение Станьково. В XIX веке ярким представителем рода был Эмерик Захарий Николай Северин Гуттен-Чапский, возведший основные постройки существующего ныне дворцового комплекса. Свою блестящую карьеру Эмерик завершил в министерской должности, когда, поссорившись с императором Александром II, оставил двор и вернулся в Станьково. Его сын Кароль с 1890 по 1901 годы был минским градоначальником и прославился как человек, исключительно много сделавший для процветания города. Станьковское имение довольно хорошо сохранилось. Единственной, но крупной потерей можно назвать разрушение главного дворца (сейчас на его месте учебное заведение). Зато уцелели другие многочисленные постройки жилого и хозяйственного предназначения, а также элементы декора обширного парка. Среди них выделяется двухэтажное здание "Скарбчик", возведенное в виде средневекового замка с четырьмя круглыми башнями. Надо отметить, что всему дворцовому комплексу присущи черты средневековой архитектуры, чем владельцы хотели подчеркнуть древность своего рода. Особой выразительностью отличается старый парк, содержащий множество экзотических деревьев (парк объявлен памятником природы). В его пониженной части создан обширный пруд с двумя островами. На одном из них сохранилась беседка в виде ротонды на восьми колоннах. С противоположной стороны пруда при въезде в деревню находятся руины кирпичной церкви, построенной в XIX веке. На этом путешествие можно окончить. Из Станьково через Дзержинск возвращаемся в Минск. http://tio.agava.ru/newsp/2002/27/04.shtml

AlphaLeo: Не хочу еще раз рекламировать какой-то прибалтийский нацистский сайт... Требуется перевод этой статьи с английского на русский про батальон полицаев, стоявший в Станьково во время войны. LATVIAN BATTALION IN POLAND AND WHITE RUSSIA 24. TALSU BATTALION 24th Talsu Battalion was formed 1st of March 1942 Liepaja . In the start the battalion was called the 24th Ventas Battalion, but a short time after they left for the front was transferred to 24th Talsu Battalion, for many of the soldiers came from Talsu area. Battalion leader was Pltn. A. Vevers; 1st Company Commander was Capt. T. Volbergs; 2nd Company — Vltn. E. Stipnieks; 3rd Company — Vltn. V. Vabulis and battalion Adjutants Captain A. Valdmanis. The German liaison officer in the beginning was Pol. Hptm. Borchardu, but later Pol. Hptm. Markvardt and finally Police Hptm. Kruzi. May’s end the battalion received orders to get ready to leave Liepaja . Because the Battalion still wasn’t fully formed and soldiers trained or adequately armed, the Battalion Commander protested about being sent to the front in such condition. The liaison officer got help from Eastern Prussia and brought automatic weapons and grenade launchers. While getting prepared the soldiers filled also did guard duty, which left little training time. Liepaju battalion left in groups on the 4th , 5th and 6th of June leaving in Liepaja 3 companies consisting of an artillery unit under Lieutenant. K. Jaunzema command, small sapper unit and liaison group. The sapper unit received training only later. Later they formed a bicycle command post. Bicycle unit also fulfilled reconnaissance functions and later, when receiving telephone equipment were a liaison command. From Liepaja the battalion left with a 475-man structure: 16 commanders, 72 NCO and 387 soldiers armed with 458 Russian rifles; 27 automatic weapons; 14 machine guns; 6 grenade throwers and 4 mine throwers. The Battalion traveled through Jelgavu and Daugavpili towards Minsk until they arrived at Stankovo station, between Minsk and Stolbciem. Close to Stankovo Station found Stankovo estate with a castle, where the Russians had built barracks for about one division. These barracks became the home of 24th Talsu Battalion. At Stankovo Estate also was a German battalion post, with the soldiers divided among many defense points over a wide area. With the Latvian arrival the Germans were extremely happy, and cooperation with them was extremely good, but only for a short time. The Germans at the castle were established extremely comfortable with many servants from local Russian women. At the Latvian battalion arrival time, from Berlin appeared a new company commander, a Hauptmanis. The Battalion commander, wanted to honor his new Company Commanders arrival, had arranged a castle reception, in which was served by the Russian women. At the reception they talked about the battalion commander together with the new Company Commander visiting the commands units. The Russian servants not were normal Russian habitants, but Red Army officer’s wives. About this trip the Russian women informed the terrorists. The terrorists assassinated the German Battalion Commander and his entourage during their trip. The cars and riders were burned. The Latvian soldiers later found the bodies. After this happened, the German battalion post left Stankovo and 24th Talsu battalion was the only unit left in that area. This period the bicycle command post commander was promoted V.v. G. Odinu and he was assigned reconnaissance and secret tasks. V.v. Odins fast started a liaison with trusted local inhabitants. With that the leadership learned quickly almost all terrorist movements and their camps. Wanting revenge with the terrorists for the murder of the German Battalion officers, the German commanders determined to eliminate the terrorist camp in the forest by Aleksandrova Village. Talsu battalion commanders from until now knew that the best ant-terrorist fighting was with grenade launchers. The battalion commanders, Pltn. Veveris first action was to request from the Germans grenade launchers, they replied, that the grenade launchers were with German and our orders were to only attack Aleksandrova Village and cover North marsh exit, the rest will be done by German units. In this swamp were about 350—400 Red bandits. This group’s extermination was started to 14th of June. The German battalion, Minsk’s SD unit and 24th Talsu Battalion did this action. The terrorists were surrounded to an Island in the swamp. Minsk’s German SD commander Fidler led this attack. The German SS-Standartenfirers received news that the SD commander fell, stopped the attack and called out from Minsk 2 artillery attacks and also our battalion grenade launchers, which were back in Stankovo. While waiting for the cannon from Minsk to show up, part of the terrorist successfully fled through a German area not very well guarded. In this action the battalion lost 3 fallen and 5 wounded. Our fallen were buried with military honors in Stankovo castle land, against the castle. Almost in every village the terrorists were informed about German movements and without delay, sometimes within 24hour time travel distances from 60—80 km. To attempt to attack and surround terrorist groups, all preparedness work was done in big secrecy, for also our soldiers mingled with Russian women to gather information. All this time the White Russia battalion killed only 4 terrorists . With reconnaissance patrols and attacks to terrorist defense points in the Stankovo area the battalion had more and more losses. After 14th of June by Aleksandrova until departed for Rubazevisu-Nalibocku region, many were wounded and fell soldier Grinfogels who was buried in Stankovo Park. From Stankovo the battalion transferred to Stolbciem. Here at night battalion received command to go to Rubazevicu Village which was in Poland , where the Red terrorists attacked the Ukraine guard units who wore black clothing and were almost eliminated. The Battalion showed up in the city but the terrorists already left. Arriving at Rubazevicu Village, the battalion already prepared for a longer stay, when again arrived orders to gather and go to the Nalibocku region. There at Derevnas village the terrorists had surrounded the greatest part of the 18th Kurzemes Battalion post. When 24th Talsu battalion showed up region, the 18th Kurzemes Battalion already had over hundred fallen. This Red terrorist group (one Russian and one Jewish company) occupied a hunting lodge built by the Czar were bombed by the German Stukas . After the 18th Kurzemes Battalions engagement with terrorists they received marching orders order for the Rudnia-Nalibocku Villages direction, but found a large terrorist group there. 18th Kurzemes Battalion then left Nalibocku Village, until the 24th Talsu Battalion arrived to 29th of July. The two battalions then marched in two columns to the village. The first column under Vltn. E. Stipnicka command , heavy artillery unit and 2nd Company, and the second column led by Vltn. A. Nudien with 1st and 3rd Company. When they approached Rudnia-Nalibocku , the auto carrying German liaison officer Hptm. Borchard, Battalion Commander Pltn. Vever and Adjutant Captain Valdmani pulled aside when between the forest and village terrorists on horseback attacked with strong firepower. Right away the battalions replied with artillery fire and pressed those attacking to retreat into the forest. In this clash fell Hptm. Borchards, and wounded one soldier but the terrorists had many fallen and lost some equipment. After the information was received about Rudnia-Nalibocku villages occupation and Hptm. Borchards death in Nalibockos showed up Minsk’s SD head Major Klee and ordered the villages burned. These orders were to be filled out by Battalion Commander Pltn. Veveris however he refused and the village was left intact. After this skirmish , later the front guard group spotted a wagon column led by terrorists and when it approached shooting distance they opened fire. Thrown back, the terrorists fled to the forest leaving 19 carts filled with ungrounded Rye. Russian wagon drivers informed, that close by was another group requisitioning cows. Quickly the soldiers went there and took away 27 cows and returned them. While doing a reconnaissance patrol the terrorists surrounded them and other great forest battle started which wounded many battalion soldiers. Shortages of medicine helped account for some of them dying later. This terrorist group lost many also their own commander, a Red Army Captain. From Nalibocku Village the battalion was sent to Vilejkas Village. Here was attached a young German liaison officer to the battalion, later an enemy , a fanatical National Socialist Police Hptm. Markvardt . Fall 1942 start of harvest time, the battalion soldiers were thrown around to several places, where the terrorists were doing harvest . Also in this region operated a larger German SS unit, then when the Latvian battalions tasks were strongly restrained the SS men took over. From Vilejkas region the battalion again transferred through Molodecno to Volozhinas region, from there through Lidu marched by foot and with automobiles the battalion traveled about 1000 km, following an evasive and well led terrorist unit. From Lidu the battalion transferred to Slonimas region, where they did large terrorist chasing and encirclement actions . These actions were done with Vermacht units, 18th Kurzemes and 26th Tukuma Battalions but the actions however were without large success. From Slonimas region the battalion returned to Stolbcos, where they arranged harvest gathering Guard patrols. The battalion soldiers were found always in continuous movement in wide areas and continuous actions against terrorist bands, only at the end of September a transfer to Stolbciem did the battalion situations calm down. A Polish agriculture student informed the Germans, that the terrorists requested from them their food products grain, flower, meat, butter etc. 24th Talsu Battalion came from Stolbcos to the mentioned estates with one command with orders to interrupt the terrorist marauding. It was explained that the terrorists organized the estates as their own homes — first day order needed products and second day show up to receive. 30th of October the Battalion was removed from Stolbcu Station and left for Daugavpil. The battalion soldiers exchanged German Police uniforms for Latvian Army uniforms and the 5th of November 1942 the battalion by railroad from Daugavpil transferred to the Leningrad front.

AlphaLeo: http://www.kp.ru/daily/24095.4/323807/ Минчанка Ариадна Казей, родная сестра Марата КАЗЕЯ: «Фото Марата-героя в первые дни войны за пару яиц сделал немец» Ариадна Ивановна работала учительницей в школе №28 Минске. Здесь создала музей брата. В этом году 82-летняя Ариадна Ивановна Казей до Дня Победы не дожила. Совсем немного - ее похоронили 1 мая. ЛУБНЕВСКАЯ Людмила — 08.05.2008 День 9 мая Ариадна Ивановна всегда ожидала с особым чувством. Светлый праздник Победы, хотя и с привкусом скорби. Ведь 11 мая 1944 года погиб ее родной брат Марат. Четырнадцатилетний мальчик, Герой Советского Союза. …Восьмого марта я, как обычно, поздравила Ариадну Ивановну с праздником. Собиралась и в гости - чтобы еще раз взглянуть на ее семейный альбом и вместе отобрать снимки для «Комсомолки». Мне, например, очень нравился снимок четырехлетнего Маратика, стоящего на стуле в обнимку с «курсантами» отца Андреем Пичугиным и Костей Шумским - тем самым Костей, который первым прибежал к Анне Казей с вестью, что ее муж арестован… «Ох, боюсь, что раздала я все фотографии…» - посетовала Ариадна Ивановна, пообещав в ближайшее время разыскать снимки. Не успела… Письмо Марата к сестре Аде. 1943 год. Отец Героя - враг народа Мы встречались несколько раз. И во время бесед с Ариадной Ивановной я постепенно узнавала то, о чем не писали ни газеты, ни учебники… …Десять лет назад, позвонив в дверь ее квартиры, я мысленно подсчитывала раздающиеся в глубине шаги. Один, второй, третий. Я знала, что они даются непросто человеку, в 17 лет оставшемуся без ног. Знала и готовила подобающее выражение лица. Скрипнул ключ - на пороге стояла принаряженная седая женщина в аккуратных туфельках. Улыбнулась и повела за собой, всем своим видом показывая, что давно приноровилась к протезам и что жалеть ее не надо. Достав толстый альбом, усадила рядом с собой на диван. Голос у Ариадны Ивановны Казей оказался неожиданно звонким - настоящий учительский тембр, остающийся, подобно военной выправке, на всю жизнь. Героическую гибель пионера из Станьково в те времена воспевали все: начиная от Станислава Шушкевича-старшего и заканчивая тогдашним собкором «Пионерской правды» в Белоруссии Морозовым. Но настоящую историю семьи Казей я услышала от Ариадны Ивановны. И трагедия там была не одна… Марат и Ада Казей. - Наш папа, Иван Георгиевич Казей, 1893 года рождения, служивший вначале моряком на линкорах «Севастополь» и «Марат», а потом работавший механиком на Дзержинской машинно-тракторной станции, в 1935 году был арестован. Кроме него схватили двух его родных братьев. Двоюродные и те пострадали. Так что казеевский род подкосили под корень. Пропахшего мазутом Ивана Георгиевича забрали прямо в премиальных, за отличную работу выданных кожаных галифе и тужурке, которыми тот очень гордился. Маленькая Ада навсегда запомнила картину: в поблекшем желтом кожане отец смиренно подметает двор воинской казармы в Дзержинске, где держали политзаключенных в ожидании суда. Брат с сестрой самовольно прибежали сюда, не веря, что отца не выпустят. Потом было еще одно, последнее свидание. Подхватив пятерых детей - кого на руки, а кого за руки, Анна Александровна, жена Ивана Георгиевича, поехала в Минск - чтобы услышать приговор суда. Надеялась: справедливость восторжествует, компетентные органы во всем разберутся. Но надежды не оправдались: Иван Казей сгинул в биробиджанской ссылке. Отец Марата Иван Георгиевич Казей в 1935 году был арестован за вредительство. Умер в ссылке в Биробиджане. Уже после войны, в 1959 году, когда «врага народа» посмертно реабилитировали, Ариадна Ивановна решила узнать, за что же арестовали отца. И услышала: за вредительство. Портил и ломал, якобы, колхозную технику. Это революционный-то идеалист Иван, носивший матросскую тельняшку под робой механика и первым в Дзержинском районе открывший курсы трактористов для сельских парней и девчонок. Самые бедные из них даже жили у Казеев, потому что своего угла не имели, сиротами из детских домов приехав на учебу. Мать выгнали с работы и из института, и детей пришлось раздать бабушкам …А знаете, как познакомились Анна Александровна и Иван Георгиевич? В родном Станьково. Так получилось, что носили парень и девушка из одной и той же деревни одну и ту же фамилию, хотя и принадлежали к разным родам. Вот только род по матери был польским, а по отцу белорусским. В 1921 году, когда Станьково освободили от белополяков, бравый 27-летний матросик приехал домой на побывку и глаз не смог отвести от 16-летней красавицы Анюты. Потому-то, списавшись через год на берег, попросил ее руки. Поженившись, жили душа в душу. Романтическая натура Ивана проявилась в том, что дал детям необычные имена. Сына назвал Маратом - в честь любимого линкора. А дочь Ариадной: больно уж нравилась ему легенда о спасительной нити Ариадны. - Я ни разу - хотя и мало успела с родителями прожить - не видела батьку с чаркой в руке. А тем более маму. Но я хорошо помню, что когда приходили гости, частые в нашей хате, целый людской вир, на стол выставлялись самовар, сахар, белый белорусский сыр. Родители очень гостеприимные были. Мать Анна Александровна казнена фашистами в 1941 году как партизанка-подпольщица. После ареста мужа Анну Александровну Казей, которая заочно училась в Московском педагогическом институте имени Крупской, из вуза исключили. С дзержинской квартиры выгнали. И с работы тоже выгнали. Со многих работ, если быть точным. По этой причине детвору (в семье еще старшая сестра Елена была, а также младшие Ким и Неллочка, умершие впоследствии от болезней) разбросали по бабушкам-дедушкам. Ариадне досталась бабушка Зося - сестра деда по отцовской линии. Граф Чапский возил бабушку Марата к доктору О, это была чудесная бабуля, никогда не повышающая голоса и воспитывающая внучку лишь добрым уговором! Стар и млад любили забираться на печку и наслаждаться «старадаўнімі» рассказами. - В молодости бабушка Зося служила горничной у графини Чапской. А потом, постарев, обстирывала ее и двух ее дочерей. К сожалению, имени графини я не помню, хотя баба Зося его называла. Бабушка была дочерью своей эпохи - она только добром вспоминала графское семейство. Рассказывала: когда упала и сломала ногу, граф шесть лет возил ее по врачам в Минск, не жалея сил и средств на лечение. Но так как Зося повредила коленную чашечку, то на всю жизнь осталась хромой. Вернувшись от Ариадны Ивановны, я попросила Александра Нехайчика, который приходится наследником легендарным Чапским, помочь идентифицировать «графа-дабрадзея». По датам выходило, что возили к минскому эскулапу бедную Зосю Эмерик Чапский с женой Елизаветой. Но вполне мог проявить сердобольность и его сын Кароль с супругой Марией, урожденной Пусловской. Те самые «жестокие эксплуататоры», как окрестил их журналист В.Морозов, чьи «имена люди не хотят вспоминать». И даже написавший в 1968 - 1971 годах со слов самой Ариадны хорошую книгу «Нить Ариадны» Борис Костюковский не удержался, чтобы не бросить от имени покойной Зоси Казей идеологический булыжник в графский парк-огород. Впрочем, Ариадна Ивановна взяла писателя под защиту: тот постарался сохранить в своем романе все «репрессивные» моменты. И вообще, добавляла моя собеседница, Костюковский - хорошего роду-племени человек. Предки его принимали участие в восстании Калиновского, за что и были сосланы в Сибирь. Мать выпустили из тюрьмы накануне войны Ариадна Ивановна настаивала на правдивости деталей, потому книга не сразу вышла в свет. За это героиня-учительница ночами набрасывала черновики-воспоминания и «еще горяченькими» отсылала писателю. Официальная версия подвига звучит так: в 1944 году юный Марат Казей, окруженный фашистами, подорвал себя гранатой. А с 1942 года парень был разведчиком партизанского отряда под Минском. Первая встреча их с Костюковским, кстати, произошла еще в 1943 году. Семнадцатилетняя Ада после очередной операции на своих отмороженных в партизанском отряде ногах лежала в иркутском госпитале и размышляла о смысле дальнейшей жизни. И вот однажды больничная дверь открылась - и вошел смуглый красавец в белом халате: замполит госпиталя. Ну вылитый дядя Викентий Васюченя, двоюродный брат матери, служивший корабельным врачом, в которого маленькая Адочка была по-детски влюблена до войны! У девушки с ампутированными ногами - легенды всего госпиталя - язык онемел больше, чем от наркоза: неужели случилось чудо? Четверть века спустя Борис Костюковский приехал к Ариадне Ивановне, ставшей к тому времени Героем Социалистического Труда, в Минск. Про нее белорусские киношники как раз фильм готовились снимать. Ну а Борис Александрович решил взяться за книгу: встретился с партизанами отряда, где воевали Ада с братом, навестил могилу Марата. Ариадна Ивановна рассказала писателю и про аресты матери. Выпустили Анну Казей из застенков буквально перед самой войной. Будто заглаживая невольную вину, Анна Александровна старалась помогать партизанам. И даже приютила у себя по приказу подпольщиков советского командира под видом вернувшегося из ссылки мужа. Но доносчик выдал ее - и осенью 1941 года Анна Александровна Казей была казнена фашистами. Похороны Марата Казея в деревне Хоромецкие. Ариадна всю жизнь хранила локон Марата Все послевоенные годы Ариадна Ивановна преподавала в 28-й минской школе, получила звание заслуженной учительницы БССР. У себя в школе создала музей брата. Я видела скромную экспозицию: особенно запомнился матросский костюмчик пионера-героя. - Маратик очень красивый мальчик был: голубоглазый, русый. В школьном музее я повесила его портрет. Там он больше всего на себя похож. Потом его многие художники рисовали, но каждый на свой манер и не всегда таким, каким он был в жизни. Когда я только создавала музей, художник Юрий Васильевич Нежура, уже покойный, нарисовал большую картину «Последний бой Марата». И целую серию акварелей с видами Станькова под общим названием «Родина Марата». Хорошие, милые акварели… Услышав, как дрогнул голос собеседницы, мне, честно говоря, абсолютно расхотелось задавать вопрос о том, что она может возразить скептикам, сомневающимся в подлинности подвига своего брата. Но я пересилила себя и задала вопрос. Ради того, чтобы совесть моя и тех, у кого он давно вертится на языке, была чиста. Знаете, что я еще тогда, 10 лет назад, услышала из уст хрупкой женщины без ног, говорящей на удивительно красивом белорусском языке? - Во время перезахоронения Марата в 1946 году я попросила открыть гроб - очень хотела удостовериться, что в нем лежит именно мой брат. И увидела мертвого Маратика, у которого были оторваны кисти рук и не хватало части черепа. Я тогда срезала с его головы часть белокурых локонов, которые храню до сих пор. Она едва сдержала слезы, маленькая гордая женщина на протезах. Как думаете, что сказала я ей в ответ? Я сказала, что Марат мог специально пойти на такой отчаянный шаг, чтобы доказать всем, что он сын нормального отца, а не врага народа… Вот это известное на весь Союз фото героя сделано врагом. Лучше всех Марата сфотографировал немец Когда в 1965 году потребовался снимок для посмертного присвоения Марату Казею звания Героя Советского Союза, примерно соответствующий возрасту погибшего подростка, Ариадна Ивановна послала в Президиум Верховного Совета СССР самую качественную фотографию, которая нашлась у нее в семейном альбоме. Сделал ее добротно и на совесть за пару яиц забредший в хату к Казеям в первые дни войны немец. Именно это фото вошло во все советские энциклопедии и учебники и стало хрестоматийным. http://kp.by/daily/24095.4/323807/

AlphaLeo: Куда уехал танк? http://www.sb.by/post/80233/ Возле музея истории Великой Отечественной войны кипит работа. С площадки боевой техники увозят танки, гаубицы, минометы, боевые машины, простоявшие там более 30 лет. Вчера утром остались лишь три танка и самолет... http://www.sb.by/post/80233/ — Техника переезжает в Дзержинский район, — рассказывает директор Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны Сергей Азаронок. — Недалеко от Фаниполя в будущем центре экологического туризма «Станьково» музей разместит две открытые экспозиции: «Партизанский лагерь» и «Старая государственная граница». Именно там посетители вскоре смогут увидеть «катюши» и танки. Открыться планируем к 3 июля. Другие музейные экспозиции пока работают в обычном режиме. Экскурсоводы все так же водят посетителей по залам музея, рассказывая о войне. На месте нынешнего музея собираются построить 30–этажный пятизвездочный отель. А специально для музея в год 65–летия Победы в Великой Отечественной войне возведут современное здание на пересечении проспектов Победителей и Машерова возле стелы «Минск — город–герой». Вместе с обелиском и парком Победы они должны образовать единый архитектурный ансамбль. Планируется, что новый музейный комплекс будет состоять из четырех блоков, каждый из которых символизирует один год войны. На двух уровнях общей площадью примерно 4.000 квадратных метров разместятся около 140 тысяч экспонатов. Кроме того, все экспозиции будут доступны и в электронном виде. Чтобы узнать о любом музейном «артефакте», посетителям будет достаточно подойти к специальному терминалу. Станет проще и иностранцам: для них будут предусмотрены специальные аудиогиды, которые на иностранных языках расскажут о военной истории. Звучит заманчиво. Но когда смогут посетители побывать в новом музее? Cтроительство пока не началось... Кстати В начале 2010 года в другое здание переедет и фонд Национального музея истории и культуры Беларуси, который с апреля будет называться Национальным историческим музеем. Автор публикации: Дмитрий УМПИРОВИЧ Фото: БЕЛТА Дата публикации: 29.01.2009 http://www.sb.by/post/80233/

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2007/09/28/gutten_chapskia.html 28 сентября 2007 г. (пятница). №211--212 (11472--11473) КУЛЬТУРА “Жизнь — Отчизне, честь — никому” С таким девизом, запечатленным на родовом гербе, жили многие поколения графов фон Гуттен-Чапских. О представителях этой славной династии, об их имениях в Прилуках и Станьково, представляющих для современников немалый интерес, рассказывает выставка “Праз стагоддзi да графаў фон Гутэн-Чапскiх” в Национальном музее истории и культуры. Кровные узы связывали этот древний рыцарский род как с белорусами, русскими, литовцами, так и с поляками, немцами, французами, англичанами, итальянцами, испанцами. Но при этом значительную часть жизни Гуттен-Чапские проводили в своих родовых имениях Прилуки и Станьково неподалеку от Минска. В экспозиции — макеты и зарисовки находящихся там дворцово-парковых комплексов, портреты их владельцев, старинные фотографии, уникальные документы, многие из которых доставлены из Национального музея Кракова. Большим авторитетом в ХIХ веке на Минщине пользовались Эмерик Чапский и его сыновья Кароль и Юрий. Эмерик, который был в свое время вице-губернатором Петербурга, губернатором Новгорода, так обустроил Станьково, что погостить сюда приезжали многие известные люди. В поместье были дворец, оранжереи, фруктовый питомник, зверинец, пейзажный парк. В Станьково работало несколько заводов, школ, находился аэродром. Страсть Эмерика к коллекционированию стала делом всей его жизни. Он завязал контакты с собирателями антиквариата из Кракова, Варшавы и других городов, установил связи с известными аукционными домами Европы. В числе коллекций этого незаурядного человека были нумизматическая, геологическая, а также старинного оружия, мебели, декоративно-прикладного искусства, портретов известных деятелей... Часть своего собрания Эмерик со временем перевез в Краков, создав там собственный музей. А в Станьково для показа коллекций построил двухэтажный павильон-”сокровищницу”, двери которого были открыты для посетителей. В развитие и благоустройство Минска очень много сил вложил сын Эмерика — Кароль. В течение одиннадцати лет (1890—1901 гг.) он был городским головой. За этот период в Минске завершилось строительство театра (ныне академический театр им. Я.Купалы), начали работать телефонная станция, первая электростанция, роддом, публичная библиотека, конно-железная дорога... Чтобы осуществить свои замыслы, Кароль не жалел сил и личных средств, но все свои планы осуществить не успел. В 44 года он умер от туберкулеза. Высокие должности в минских городских и губернских организациях занимал его брат Юрий, дети которого Мария и Юзеф стали известными деятелями культуры. Например, Юзеф учился в академиях искусств Варшавы и Кракова. Он участвовал в двух мировых войнах. Был знаком с Анной Ахматовой, Алексеем Толстым... О своем поиске пропавших в войну польских офицеров и солдат Юзеф написал две книги. А о жизни многих представителей рода Гуттен-Чапских, их родовых имениях можно узнать из книг Марии. Нынешняя выставка в Минске смогла состояться благодаря исследованиям и энтузиазму членов объединения “Прылукская спадчына” Прилукского центра народного творчества и музею Станьковской средней школы. НА СНИМКАХ: дворец в Прилуках (макет); родовой герб; портрет Эмерика Чапского; портрет Кароля Чапского. Нина Марадудина. "Вечерний МИНСК" http://www.newsvm.com/articles/2007/09/28/gutten_chapskia.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2009/01/26/severin.html 26 января 2009 г. (понедельник). №13 (11820) ИМЯ Граф из Минского уезда Эмерик-Захарий-Николай-Северин - известный государственный деятель, коллекционер, нумизмат, библиофил, основатель Музея имени Эмерика фон Гуттен-Чапского в Станьково и Кракове. Эмерик окончил Виленскую гимназию и естествоведческий факультет Московского университета со степенью кандидата естествоведческих наук. С 1851 года Эмерик фон Гуттен-Чапский - действительный член Русского археологического общества, с 1890 года - член Московского нумизматического общества. В 1851 году граф поступил на государственную службу в Министерство внутренних дел Российской империи. Во время крестьянской реформы 1861 года избран мировым посредником Минского уезда. В 1863 году он назначен губернатором Великого Новгорода, в 1865-м - вице-губернатором Санкт-Петербурга. Дослужился до чина действительного статского советника и камергера Двора Его Императорского Величества. В 1875-1879 годах - директор Лесного департамента Министерства государственных имуществ Российской империи. В 1879 году Эмерик фон Гуттен-Чапский внезапно подал в отставку "по семейным делам". Настоящей же причиной стала, как говорит семейное предание, ссора с российским императором Александром II, разразившаяся после того, как тот начал дарить своим приближенным леса для вырубки и вывоза за границу. Чапский смело встал на защиту русских лесов, за что и поплатился своей должностью. Он вернулся в родовое имение Станьково на постоянное место жительства и занялся классификацией своих огромных собраний. Граф Эмерик составлял и печатал каталоги монет и денежных купюр Древней Руси, приводил в порядок свои коллекции, особенно нумизматическую. Он привел в порядок собрания богатейшей библиотеки, насчитывающей около 20 тысяч томов, в которой были рукописи, фолианты древних изданий, книги, гравюры, экслибрисы, письма, карты (мапы), карикатуры, произведения живописи, портреты и многое другое. Для дубликатов, менее ценных книг и книг русской тематики и русского издания модернизирует и реконструирует бывший летний павильон, построенный еще на рубеже XVII-XVIII веков, и превращает его в великолепный миниатюрный романтический "замок" - дворцовый павильон "Скарбницу", который сохранился до наших дней и сейчас реставрируется. (Подробнее об этом читайте в "ВМ" в N за 28.11.08 г.). Особую ценность имели рукописи Адама Мицкевича, Станислава Монюшко, Юлиана Немцевича, Петра Одынца, Наполеона Орды и многих других, свыше 300 рукописных раритетов, 31 из них на пергаменте. В больших металлических несгораемых сейфах хранились семейные драгоценности. В конце 1889 года в Варшаве экспонаты из Станьково участвовали в большой выставке "Древнее и новое искусство применительно к промышленности" и впечатлили посетителей. В Краков из богатейших станьковских собраний Эмерик фон Гуттен-Чапский отправил гравюры, рисунки, акварели, которые были связаны со славянской тематикой. Нумизматическая коллекция станьковского коллекционера была уникальной в славянском мире, самым большим частным собранием в Польше монет, орденов и других государственных знаков отличия. На окончательное решение о перенесении музея из имения Станьково в город Краков повлияли и семейные дела, особенно конфликт между Эмериком фон Гуттен-Чапским и его сыном Каролем-Яном-Александром фон Гуттен-Чапским. В сложившейся непростой ситуации отношений "отцов и детей" перенесение музея в Краков было единственно правильным решением. В октябре 1894 года граф Эмерик фон Гуттен-Чапский стал законным владельцем дома в Кракове, где планировалось поместить его коллекцию. Сохранилась опись этой коллекции, которая была отражена в газете "Время" от 8 января 1895 года в отделе "Хроника": "Сокровища будущего музея находятся в нашем городе, они прибыли из Вильно в 134 ящиках в шести вагонах. В них находилась нумизматика, медальоны, ордена, медали, раковины, старый фарфор, древнее оружие, старая гданьская мебель, ценная библиотека, включающая многочисленные экземпляры вывезенной (из Варшавы) в Петербург библиотеки Залусских, наконец, геологическая и минералогическая коллекции, которые могут считаться самыми большими в Европе... Начиная с субботы работники фирмы г. Буянского переносят все это во временный склад, пока не передадут на пользу общества в Музей имени графа Эмерика фон Гуттен-Чапского". Переехав в 1894 году в город Краков, Эмерик фон Гуттен-Чапский начал активно обустраивать свое новое место жительства в двухэтажном доме по улице Вольской, где были помещены его все собрания. Графиня Елизавета фон Гуттен-Чапская уехала летом 1896 года к сыновьям в Станьково и Прилуки. У Эмерика фон Гуттен-Чапского вдруг разболелся зуб. Он обратился за помощью к известному краковскому дантисту, а тот занес во время лечения зуба инфекцию, и 23 июля (по новому стилю 5 августа) 1896 года граф Эмерик-Захарий-Николай-Северин фон Гуттен-Чапский умер. Прощаться с покойным пришло все руководство города Кракова, весь цвет интеллигенции, прибыли многочисленные родственники-аристократы чуть ли не со всей Европы. Похоронили графа Эмерика фон Гуттен-Чапского на Раковицком кладбище, на главной аллее, рядом с могилой выдающегося польского художника-живописца Яна Матейко. Недавно исполнилось 180 лет со дня рождения графа Эмерика-Захария-Николая-Северина фон Гуттен-Чапского, так много сделавшего для пропаганды исторического прошлого славянских народов. Анатолий Валаханович. http://www.newsvm.com/articles/2009/01/26/severin.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2008/01/09/zvonnica.html 09 января 2008 г. (среда). №03 (11545) ОБЩЕСТВО Звонница Духовно-нравственная страничка Благословлена Митрополитом Минским и Слуцким Филаретом, Патриаршим Экзархом Всея Беларуси Восстановление идет полным ходом Как уже сообщалось, с 16 октября 2007 года начались работы по восстановлению Станьковской Свято-Николаевской православной церкви Дзержинского благочиннического округа Минской епархии. Восстановление храма идет полным ходом. Строительные работы начались с кирпичной кладки свода северного придела храма и возведения конхового свода алтарной апсиды. Уже завершились работы по возведению свода северного придела и поднятию стен с венчающим карнизом, аркатурными поясками и монолитным поясом, выложены новые арки оконных проемов апсиды храма и возводится свод алтаря. Уложено свыше 60 кубических метров кладки, а это более 1,5 вагона кирпича Обольского кирпичного завода Витебской области. Прихожане, жители деревни Станьково и окружающих населенных пунктов, интересуясь ходом работ по восстановлению храма, чем могут помогают. Они уверены, что восстанавливать Свято-Николаевскую церковь помогает и их небесная покровительница, заступница и землячка - святая блаженная Валентина Минская, отец которой протоиерей Феодор Чернявский служил в этом храме. Надеемся, что восстановительные работы в Станьковском приходе будут вестись всю зиму. Проявим милосердие! Расчетный счет на восстановление Станьковского Свято-Николаевского православного храма: АСБ Беларусбанк, г. Дзержинск, фил. 606, код 514, р/с 3015000460014 УНН 600470110. На восстановление храма Святителя Николая Чудотворца. 222731, д. Станьково Дзержинского района Минской области. Приход храма Святителя Николая Чудотворца. Бог в помощь! НА СНИМКЕ: таким Станьковский Свято-Николаевский православного храм скоро будет. Анатолий Валаханович. http://www.newsvm.com/articles/2008/01/09/zvonnica.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2008/09/30/vozrozdenie.html 30 сентября 2008 г. (вторник). №206 (11748) ОБЩЕСТВО Такого торжества здесь не было давно 150 лет назад в деревне Станьково Дзержинского района высокопреосвященнейшим Михаилом, архиепископом Минским и Бобруйским был освящен храм Святителя Николая, Мир Ликийских Чудотворца. Построен он был по проекту знаменитого российского архитектора Константина Андреевича Тона. Благодетелем этого храма стал граф Эмерик-Николай-Захарияш-Северин фон Гуттен-Чапский, владелец огромных земель Станьковского ключа, хозяин Станьковской родовой резиденции фон Гуттен-Чапских. Строительство продолжалось около шести лет. Более 60 лет при Станьковской Свято-Николаевской церкви действовало благочиние. В 1936 году храм закрыли, сбросив с него крест и колокола. Долгое время он использовался как зернохранилище. Во время Великой Отечественной войны в нем был наблюдательный пункт подпольщиков и партизан. Весной 1961 года, в период хрущевских гонений на церковь, величественный храм был взорван. 45 лет храмовые руины молчаливо отражались в Станьковском озере. В 2006 году, после канонизации нашей небесной заступницы святой блаженной Валентины Минской, было получено архипастырское благословение Митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси на возрождение этой святыни. 16 октября прошлого года в стену возрождающегося из руин храма был заложен первый кирпич. Такого торжества, которое состоялось в Станьково в конце августа нынешнего года по случаю 150-летия Никольской церкви, здесь не видели давно... Прошли слухи, что из Парижа помогает воссоздавать Свято-Николаевскую церковь потомок графов фон Гуттен-Чапских. Как бы нам этого хотелось! Но, к сожалению, это лишь молва. Для тех, кто хочет поучаствовать в воссоздании этой святыни, сообщаем адрес специального счета: Белорусская Православная Церковь, Минская епархия. Приход храма Святителя Николая Чудотворца. 222731, деревня Станьково, ул. Марата Казея, Дзержинский район, Минская область. Расчетный счет 3015000460014, г. Дзержинск, филиал 606 АСБ “Беларусбанк”, код 514 УНН 600470110. На восстановление храма. Известно, что рука дающего не оскудеет. Сделаем доброе дело! НА СНИМКЕ: во время праздника освящения Станьковской Свято-Николаевской церкви. Анатолий Валаханович. http://www.newsvm.com/articles/2008/09/30/vozrozdenie.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2008/11/28/pravda.html 28 ноября 2008 г. (пятница). №245 (11787) СОБЫТИЯ, ФАКТЫ Под Минском существовала янтарная комната Такую романтическую версию я впервые услышала десять лет назад от очень уважаемого мной человека — Героя Социалистического Труда, заслуженной учительницы республики Ариадны Казей, приходящейся родной сестрой Герою Советского Союза Марату Казею. Ариадна Ивановна (к сожалению, ее уже нет с нами) прекрасно помнила историю расположенной в полусотне километров от Минска деревни Станьково, в которой провела детство. Cтаньковские предания ей поведала бабушка — Зося Казей, служившая до революции гувернанткой во дворце, принадлежавшем легендарному роду Гуттен-Чапских. Затея украсить одно из дворцовых помещений привозным янтарем принадлежала, согласно народной молве, графу Эмерику Чапскому, родившемуся здесь же в 1828 году и дослужившемуся в Российской империи до должности директора Лесного департамента Министерства государственных имуществ. Поссорившись с царем, его сиятельство вернулся в родовое имение и занялся любимым делом — коллекционированием. Для хранения собранных раритетов — слуцких поясов, древних книг и монет была специально построена напоминающая средневековой дворец башня — скарбница. Ласкающую слух версию Ариадны Ивановны мне подтвердил страстный энтузиаст возрождения станьковского дворцово-паркового комплекса и построенной здесь Свято-Николаевской церкви архитектор-реставратор Олег Маслиев — на открытии в здешней школе историко-краеведческого музея четыре года назад. — На первом этаже дворца Чапского действительно находился янтарный зал высотой в 6 метров, — уверял Олег Игоревич. — Янтарь для него доставлялся на санях аж из Петербурга. Оконные и дверные переплеты, даже рамы для картин на стенах — все было изготовлено из солнечной смолы. Рядом с янтарным залом находился зеленый салон, в котором часть интерьера разрисовала в соответствующих тонах теща Чапского. А также — фарфоровый: в нем размещались статуэтки, привезенные из Франции. В доказательство О. Маслиев привел книгу польского исследователя Романа Афтанази “Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczypospolitej”, описавшего интерьеры старинных усадеб нашего края. Реставратор с увлечением показал на макете, где располагались все названные залы, а также кабинет Эмерика Чапского и покои его жены — графини Эльжбеты. Конечно, было бы здорово увидеть живьем если не сам дворец, то хотя бы остатки его стен. Но такое удовольствие не представлялось возможным: роскошное здание было варварски разрушено. В наличии остались лишь башня-скарбница, несколько хозяйственных построек, в том числе и бывший кухонный флигель, под которым, по уверению старожилов, начинался выложенный мрамором подземный ход, служивший для доставки приготовленных поварами яств к графскому столу. Уцелели также романтическая беседка на берегу озера и остатки некогда великолепного парка, где произрастало более 8 тысяч деревьев, многие из которых владелец Станьково самолично привез из разных стран. В обветшавшей скарбнице (некоторые исследователи называют ее скарбчик или скарбец), куда мне разрешили заглянуть, в послевоенные годы размещался музей Марата Казея. В нем, как рассказали педагоги местной школы, экспонировались принадлежавшие пионеру-герою вещи: шинелька, сапоги, выкрашенная в черный цвет парта. После развала СССР поток делегаций и экскурсий схлынул, экспонаты переехали в школьный музей. К сожалению, уже нет и посаженных в парке при владельцах деревьев: — вязов под названиями Вера, Надежда и Любовь. Вера, как сказал О.Маслиев, погибла во время попытки немцев вывезти в Германию. Надежда сгорела во время пожара флигеля. Дольше всех держалась Любовь: редкий ильм, или вяз голый, засох в 1994 году, аккурат в 100-летнюю годовщину отъезда Эмерика Чапского из родового гнезда. Попытки приживить новые вязы не увенчались успехом. Хотела я пройтись по таинственному подземному ходу — но, увы, не удалось. Лаз под флигелем оказался замурованным — так что оставалось лишь воображать шествие поварской процессии с подносами в руках. Зато вместе с учительницей Натальей Исаковой мы сходили к Свято-Николаевской церкви, построенной по проекту К.Тона — того самого, который создавал храм Христа Спасителя в Москве. Слава Богу, разрушенная в 1961 году церковь начала возрождаться! Хочется верить, что дойдет очередь и до дворцово-паркового комплекса, за восстановление которого ратуют краеведы-энтузиасты. Будет ли в нем янтарная комната, чье существование похоже на красивую сказку? Здоровый скептицизм насчет ее наличия под Минском, согласитесь, совсем не отметает вероятность того, что повидавший немало диковинок на своем веку Эмерик Чапский вполне мог позволить себе такой каприз — повторить в мини-масштабе петербургскую моду. Старый граф Эмерик, как известно, свою часть фамильной коллекции древностей вывез в 1894 году в Краков. А так называемую русскую часть оставил сыновьям: Каролю, прославившемуся в роли градоначальника Минска, и Ежи, получившему второе фамильное имение — Прилуки. Экспонаты из русской части в годы первой мировой войны были эвакуированы вглубь России, и по дороге, по мнению большинства исследователей, пропали. Сгинули ли тогда же выдранные из стен янтарные подоконники и рамы, если таковые действительно имелись? Или их расхитили позже — после смерти наследников имения? Исследователям еще предстоит разрешить эту загадку. Людмила Селицкая. http://www.newsvm.com/articles/2008/11/28/pravda.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2007/10/31/gold_stone.html 31 октября 2007 г. (среда). №237 (11498) СОБЫТИЯ, ФАКТЫ Золотыми буквами отмечен сей кирпич На днях после молебна, совершенного иереем Александром Микицким, настоятелем прихода, в торжественной обстановке при стечении большого количества верующих в восстанавливаемую Станьковскую Свято-Николаевскую церковь (во внутреннюю ее стену) положили первый кирпич. На нем золотом написано: “Сей кирпич первым был положен в стену храма сего, в память о его воссоздании, числа 16, месяца октября, года 2007 от Рождества Христова”. С этого момента началось восстановление станьковской святыни, которой в 2008 году исполнится 150 лет. Заложен храм в 1852 году на средства графа Эмерика-Захарьяша-Северина-Николая фон Гуттен Чапского. Строили его по проекту знаменитого архитектора Тона, автора храма Христа Спасителя в Москве. В 1858 году работы по строительству храма были завершены, 28 августа Архиепископ Минский Михаил (Голубович) его освятил. В стенах этой святыни первым служил отец Николай Трусковский, впоследствии Архимандрит, историк, писатель. В конце ХIХ — начале ХХ веков благочинным Станьковского благочиния был протоиерей Феодор Чернявский — отец прославленной в наше время в сане святых блаженной Валентины Минской (Валентины Феодоровны Сулковской, урожденной Чернявской), которая в этом храме была крещена, а позже и обвенчана. До наступления морозов приходом планируется полностью отреставрировать северный придел и алтарную апсиду храма и начать возводить четыре колонны центрального молельного зала. В эти колонны, символизирующие собой четырех евангелистов — Матфея, Марка, Луку и Иоанна, в торжественной обстановке будут заложены капсулы с именами всех жертвователей и фундаторов сего храма, а их уже собралось 12 тысяч человек. Идея возродить приходскую жизнь в Станьково возникла среди учителей и жителей деревни. Ее поддержал митрофорный протоиерей Николай Ледник. 28 апреля 1992 года в Станькове был зарегистрирован православный приход. Но еще долгое время здесь не было священника и не имелось помещения, где бы верующие могли проводить богослужения. К началу 2000 года по ходатайству отца Александра Микицкого, возглавившего приход, и прихожан на баланс Станьковского прихода было передано здание бывшего сельскохозяйственного магазина, в котором в настоящее время размещается церковь и совершаются богослужения. В мае 2007 года выполнен и утвержден Министерством культуры эскизный проект храма, а в сентябре уже был полностью выполнен строительный проект. С сентября здесь начались работы. Работы по реставрации святыни ведутся под пристальным вниманием научного руководителя объекта и автора проекта реставрации — архитектора О.И. Маслиева. Основные тяготы и заботы по всем организационным делам со стороны прихода пали на плечи прихожанки храма — главного “делоустроителя” по восстановлению церкви — Т.Г. Казей, активное участие в научной сфере и информировании населения Республики Беларусь о ходе работ принимаю и я, а от прихода информирует население и издает буклеты С.В. Короткая. Значительную помощь в воссоздании святыни оказали сотрудник института “Белгипрозем” Л.Н. Богданович и главный конструктор проекта реставрации храма Д.М. Карпезина, а также тысячи и тысячи граждан Республики Беларусь. Желающие принять участие в воссоздании Станьковского храма могут перечислять средства на расчетный счет прихода. АСБ “Беларусбанк”, г. Дзержинск, фил. 606, код 514. Р/с 30115000460014 УНН 600470110, на восстановление храма. Получатель — “Религиозная община прихода храма Святителя Николая Чудотворца д. Станьково Дзержинского района Минской епархии Белорусской Православной Церкви”. НА СНИМКЕ: благословенный первый кирпич. Анатолий Валаханович, историк-журналист, краевед. Фото Галины Минич. http://www.newsvm.com/articles/2007/10/31/gold_stone.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2007/03/06/zvonnica.html 06 марта 2007 г. (вторник). №51 (11312) ОБЩЕСТВО Звонница Из духовного наследия Блаженной Валентины Минской 1. Быть до самой безделицы во всем справедливым и бесстрастным. 2. Никогда и даже в шутке никого не обманывать. 3. Быть бескорыстным до самой мелочной безделицы. 4. Искать случая где только можно быть кому-нибудь полезным. 5. Во всех неприятностях судить строже всех самого себя и быть снисходительным к другим. 6. Никогда ни над кем не шутить и не насмехаться. 7. О себе никогда ничего хорошего не говорить и забывать самого для других. 8. Более молчать, нежели говорить. Выслушивать других и как можно избегать споров. 9. Стараться сколько возможно менее быть праздным. 10. Не горячиться, а ежели будешь чувствовать, что гнев так овладел тобой, что тяжело преодолеть себя, то тотчас замолчать и, если можно, уйти. Из добрых дел, видимо для всех совершаемых в свое время и в своем месте: просит кто милостыню — подай ему; причинил ли кто обиду тебе — прости ему; пришел враг — ухлеби его; сел за стол — вкушай пищу по уставу и воздержно; настало время молитвы — молись благоговейно и как велено; идешь на должность — трудись усердно. Всякая минута и всякое место имеют свои добрые дела, которые непременно должны быть... Давая духовные заветы, Блаженная Валентина Минская, будучи сама физически немощная, несла свой духовный и подвижнический подвиг, свой крест, выше человеческих сил и возможностей. Духовное наследие Блаженной Валентины Минской еще надлежит детально изучить, но одно из первых прочтений ее духовных заветов, в котором приняли участие прихожане Свято-Николаевской православной церкви в деревне Станьково, хор духовных песнопений “Сретение”, оставил глубокий след у всех, кто присутствовал на духовно-просветительской выставке-ярмарке “Рождество Христово” в городе Минске и в городе Дзержинске в январе 2007 года. Эти духовные заветы Блаженной Валентины Минской приурочены по благословению Митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси к годовщине ее канонизации, которая состоялась 6 февраля 2006 года. Анатолий Валаханович. Ведущая духовно-нравственной странички Раиса Одынец, тел. 284-78-96. http://www.newsvm.com/articles/2007/03/06/zvonnica.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2007/08/01/zvonnica.html 01 августа 2007 г. (среда). №163 (11424) ОБЩЕСТВО Звонница Духовно-нравственная страничка Благословлена Митрополитом Минским и Слуцким Филаретом, Патриаршим экзархом всея Беларуси Все были такими красивыми... Сейчас уже многие люди умом своим поняли и сердцем почувствовали, что Бог есть. Видишь и радуешься тому, что осознают они свою принадлежность к Православной церкви. В душах людей постепенно пробуждается жажда веры. Радует и то, что многие мужчины, трудившиеся ранее на высоких должностях, носят теперь на груди нательный крест. Постепенно наш народ осознанно воцерковляется, заботясь о спасении души. Хочу рассказать о радости, которую на днях я ощутила в своей душе. Благодарю Бога за то, что дал мне возможность побывать в деревне Коски и поклониться блаженной Валентине Минской. Побывав впервые на ее могилке, нахожусь под впечатлением от паломничества с людьми, которых успела полюбить. Для меня было неожиданным приобщение к собравшимся ехать к матушке Валентине. Это Господь, видя мое желание побывать на могилке у Святой Валентины Минской, дал мне эту возможность, зная мое состояние ног. Иногда я захожу за покупками в продовольственный магазин “Олевма”, расположенный по улице М.Богдановича, 147. Будучи в магазине, узнала, что кое-кто из их коллектива собирается в поездку на могилку Святой матушки Валентины. Директор магазина Галина Геннадьевна Павлова согласилась взять и меня в это паломничество. В поездке чувствовалась внутренняя настроенность всех, кто ехал на святое место. Был взят в дорогу даже Молитвослов. Пожурив тех, кто поехал в паломничество в брюках, Галина Геннадьевна прочла стихотворение, в котором были такие строки: ...Господь нас с покаяньем ждет, Чтоб стали мы на верную дорогу. Потрудимся во славу Бога И станем чище понемногу... Чтоб милость Божью получить, Воцерковленным надо быть! В Станьково, проезжая бывшее имение графа Чапского, увидели Храм Святителя Николая Чудотворца, который сейчас отстраивается по кирпичику. В нем служил священником отец матушки Валентины Минской. К храму когда-то графом была проложена подземная дорога, проходившая под озером. В его бывшем имении находится дендрарий с редкостными деревьями. Сохранились и старые кирпичные постройки, сооруженные при жизни графа. В Станьково выделено помещение для церковных богослужений. Мы побывали в этой маленькой церкви. Встретила нас музыкант Светлана Николаевна, она и стала нашим гидом. Мы приобрели в свечной лавочке святыньки, освященные на могилке матушки Валентины: иконки с молитвой к Св. Валентине Минской, сухарики, святую воду, пояса с благоухающими травками. Поясом можно повязывать больные места на теле, прося молитвенной помощи Святой Валентины. Еще мы внесли пожертвования на кирпичики для восстановления храма Святителя Николая, Мирликийского Чудотворца. По желанию можно жертвовать, записывая имена и за живых, и за отошедших в вечность. Всех, чьи имена будут написаны на кирпичиках отстраивающегося храма, будут поминать, пока будет стоять этот храм на земле. Далее мы поехали со Светланой Николаевной к кладбищу, где покоится Святая Валентина Минская. “Приходите ко мне на могилку как к живой, и я услышу вас”, — так завещала матушка Валентина при жизни. И каждый пришедший сюда мысленно разговаривает с нею, прося помощи и молитв. Наша экскурсовод, раскрыв большой альбом, показала фотографии матушки, ее родителей, мужа и тех добрых людей, у которых она жила в трудные годы... НА СНИМКЕ: образ Святой Валентины Минской. Людмила Прохатская. http://www.newsvm.com/articles/2007/08/01/zvonnica.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/1999/11/19/zyw.html 19 ноября 1999 г. (пятница). №225 (9287) РАЗНОЕ Чужие здесь не ходят Военный городок Станьково ни на одной карте до сих пор не значится. Есть только одноименная деревня. В советские времена, когда здесь хранились ядерные боеприпасы, 384–я подвижная ремонтно–техническая база (уже само ее нейтральное название должно было вводить в заблуждение вероятного противника) являлась строго секретным объектом в Беларуси. Круг должностных лиц, имевших право на посещение, был крайне ограничен. ...Старенький, но еще “живой” “уазик” начальника базы полковника Аркадия Бортника, миновав деревеньку, петляет по лесной дорожке. Пока едем, на правах хозяина Аркадий Константинович не без гордости показывает свои владения. А они — вместе с лесными угодьями, стрельбищем и объектом (куда мы направляемся) — занимают значительную площадь. — У нас служат в основном местные парни, из Узденского и Дзержинского районов. Что касается спецотбора, то да, есть: кого военкоматы дают, тех и берем, — иронично шутит и несколько разочаровывает житейской прозой полковник Бортник. — Техники у нас свыше ста единиц: “Уралы”, “ГАЗ–66", ”ЗИЛы", поэтому водители — главные действующие лица. Хотя есть, не удивляйтесь, и столяр–краснодеревщик. Не по штату, конечно. По гражданской специальности. Резной карниз в казарме, вы видели, это его художественная работа. За разговором о буднях базы мы и не заметили, как передок “уазика” уперся в ворота, плотно обнесенные колючей проволокой. Это и был объект, условно именуемый лесной дачей. Асфальтированная дорожка привела нас к внушительных размеров арочному хранилищу. Пока не откроешь массивную дверь и не зайдешь внутрь, будешь теряться в догадках, что там: картофель, солдатское обмундирование или... ракеты. Их дородные тела, аккуратно уложенные, мы с коллегой и увидели. Как нам пояснили, срок технической пригодности одной такой ракеты — более 10 лет. Поэтому ежегодно проводятся регламентные работы. Если выявляется, что срок пригодности продлевать нельзя, то ракету доставляют на полигон, где и производят ее боевой пуск в учебных целях. Специальные приборы ежесекундно фиксируют температуру воздуха (зимой и летом она должна быть здесь в пределах 5—25 градусов тепла) и относительную влажность (не более 80 процентов). Беспристрастный самописец аккуратно наносит показания этих двух важнейших для хранения боевых ракет параметров на ленту, запас которой рассчитан на неделю. Потом заправляется новая лента, старая, как основное вещественное доказательство, сдается в архив. Под впечатлением от увиденного в сопровождении начальника базы и его заместителя по вооружению подполковника Николая Шарока отправляемся в хранилище боевых частей ракет. Именно здесь в свое время в специальных контейнерах находились ядерные боеприпасы. Это косвенно подтверждает до сих пор пребывающее в рабочем состоянии технологическое оборудование: холодильные установки, автономные системы фильтрации поступающего наружного воздуха, водоснабжения, пожаротушения, вытяжная вентиляция. Все это было создано для повышения живучести объекта в случае нанесения ракетно–ядерного удара. Удивила, почти как в хирургической операционной (!), чистота. Кстати, штат уборщиц как в предыдущем, так и в этом хранилище не предусмотрен. За все, в том числе и за вымытый пол, отвечают допущенные на объект офицеры и прапорщики. Ни одного солдата или сержанта вы здесь не встретите. То, что чужие здесь не ходят, факт. Да и попробуй пройди, если “лесная дача” по периметру обнесена колючей проволокой, а внутри, кроме часового на вышке, несут службу сторожевые собаки. Плюс охранно–пожарная сигнализация с выводом на пульт начальнику караула. Сколько существует объект, ни одного несанкционированного проникновения на его территорию не было. На снимке: начальник отдела регламента и хранения тактических ракет майор Юрий Житников, старший водитель рядовой Александр Колбасов и монтажник рядовой Алексей Бобровницкий. Григорий Солонец. Фото Авенира Колодко. http://www.newsvm.com/articles/1999/11/19/zyw.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2000/04/03/prilyki.html 03 апреля 2000 г. (понедельник). №61 (9374) РАЗНОЕ Прилуки –– минская окраина Нам кажется, что мы знаем историю своего города Минска. Но стоит копнуть поглубже – и откроется немало тайн, неизвестных фактов и событий. В этом я убедилась, когда заглянула в прошлое Прилук. И узнала, что там еще в давние времена было две церкви – Вознесения Богородицы и Святой Троицы, а в 1635 году был открыт мужской православный монастырь. Поместье Прилуки сначала принадлежало роду Станкевичей, а в 1651 году перешло к Оттоновой–Горваттовой. "Она перестроила бывший монастырь, украсила его башенками и другими архитектурными деталями. Дворец сгорел в 1868 г. Но уже в 1872 г. Прилуки купил граф Эмерик Чапский, – вспоминает внучка графа Мария Крапска. – Прилуки – поместье над р. Птичью Минского повета... в двадцати километрах южнее г. Минска на большом тракте Станьково–Минск... Прилуки имеют 2376 десятин, состоят из фольварков: Прилуки, Волчковичи, Тимошки и застенков Атолино, Тальковщина, Щемыслица... Между Прилуками и Станьково проходил водораздел, так как наша речка Птичь относится к Припяти и Днепру, а Неман, который начинается в землях Станьково, течет на север к Балтийскому морю... На лугах, особенно крестьянских, которые косили позже наших, водились чайки. В Станьково просторный парк был полон прекрасных деревьев". Известно, что упомянутый граф Чапский был женат на сестре Софьи Чичериной. Сын Софьи – Георгий Чичерин – стал революционером и политиком. Он занимал пост комиссара иностранных дел до 1930 г. Не соглашаясь со взглядами Сталина на международную политику, ушел в отставку. Умер одиноким, в большой бедности в 1936 г. А сын графа Чапского, Карел, в конце ХIХ столетия стал городским головой Минска. По свидетельству Марии Крапской, за 10 лет руководства он много сделал для города, "управлял на европейском уровне, не раз вкладывая собственные средства. Прежде всего город был освещен электричеством. В период, когда Петербург и Москва – обе столицы – не имели канализации, задумал построить канализацию в Минске, бедной, забитой провинциальной дыре... Его заслуга – школы, больницы, конный трамвай, упорядочение улиц, подъездных путей, боен, дешевые кухни и ночные дома, здание театра, инфекционная больница для местного населения и др...". До наступления ХХ в. Прилуки старательно охранялись лесничими. И сегодня хранятся в архивах дела–тяжбы о порубке деревьев в лесной даче Прилуки. Это поместье действительно лесное: в 1860 г. почти половину его территории составляли леса, после Великой Отечественной войны их площадь сократилась в два раза. От естественной реликтовой дубравы в 150 гектаров осталось немного. А здесь росли редкие, даже заморские, виды деревьев. Многие из них были спилены и вывезены с территории Дубравы. От некогда могучего леса осталась небольшая часть, зажатая между строениями институтов, общежитий, железной дорогой. А ведь в начале 30–х годов Щемыслица была одним из опорных пунктов Белорусского отделения института растениеводства, которым руководил Н.И. Вавилов. Дубрава в 1986 г. объявлена памятником природы республиканского значения. Но мы можем лишиться его. Ученые–биологи считают, что Дубрава уже близка к гибели. Не станет ее – не станет еще одного памятника нашей истории, нашей культуры. Марина Кочергина, биолог. http://www.newsvm.com/articles/2000/04/03/prilyki.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2002/07/12/istor.html 12 июля 2002 г. (пятница). №142––143 (9958––9959) РАЗНОЕ Листья на корнях, или Наследники графа Чапского Говорят, история — не только истинный свидетель прошлого, но и незаменимый учитель нынешнего. Неспроста Станьковская школа–интернат разместилась в одном из исторических уголков Дзержинского района. Благотворное влияние минувшего ощущаешь сразу при подъезде к Дзержинску. Когда–то у его окрестностей разбили татар под руководством хана Койдана. И город раньше назывался Койданово. Известна дзержинская земля Святой горой — самой высокой (345 метров над уровнем моря) точкой Беларуси. Здесь всегда немало туристов. Бывают они и в Станьковской школе–интернате, разместившейся в бывшем поместье графа Эмерика Кароля Гутен–Чапского. Влиятельный владелец усадьбы долгое время был вице–губернатором Новгородской и Петербургской губерний, затем вышел в отставку и поселился в Станьково. К сожалению, дворец Чапских не сохранился. Но тут до сих пор пользуются построенными в ХIХ веке амбарами. В одном из них устроен склад, где прекрасно хранятся (с помощью вентиляционной системы ХIХ века) овощи с интернатского подворья. Картофель, морковь, свеклу, капусту здесь выращивают давно. За огородом ухаживают и малыши, и старшеклассники. В этом году ребята заложили новый фруктовый сад. Теперь подумывают о создании своей пасеки. Оказывается, с одного улья можно собрать не менее 40 килограммов меда. Помогает разнообразить рацион школьная теплица. Обычно первые огурцы и помидоры появляются в меню накануне женского праздника — 8 Марта. Особую атмосферу в этом уголке создают сохранившиеся памятники архитектуры. В изящной ротонде на берегу озера в середине 1930–х годов снимали некоторые сцены художественного фильма "Дубровский". Меньше повезло построенному в виде миниатюрного средневекового замка павильону "Скарбнiца". При Чапских здесь размещался музей с уникальной библиотекой, коллекциями картин и старинных монет. Сейчас оригинальное здание заколочено. Как рассказала начальник отдела информации и связей с общественностью Дзержинского райисполкома Нина Жензерова, в местном бюджете денег на реставрационные работы нет. Их хватает только на поддержку школы. Из 206 воспитанников интерната сирот лишь 18 процентов. Родители остальных лишены права воспитывать своих детей. Кстати, в 1961 году Станьковский интернат строился исключительно для ребят из многодетных семей. — В Минской области 33 школы–интерната, 10 домов семейного типа и 19 социальных приютов, — говорит заместитель начальника управления образования Минского облисполкома Николай Башко. — Не лучшая ситуация и в других регионах республики. Социальное сиротство набирает темпы... Большое внимание в Станьковской школе–интернате уделяют физическому воспитанию ребят. В кабинете директора собраны кубки, полученные за победу на различных спортивных состязаниях. Первое место здешние воспитанники заняли и в республиканской спартакиаде "Веселые старты", недавно прошедшей в рамках президентской программы "Дети Беларуси". Тут особенно любят футбол, волейбол. Поддерживать хорошую форму учащимся помогают спортивный и тренажерный залы. Увлекаются ребята также лыжами, рыбной ловлей (в озере водится много карасей, щук). По признанию няни местного медпункта Зинаиды Курилиной, тяжелых заболеваний у ее подопечных почти нет. Изолятор заполняется только зимой, когда начинаются грипп и простудные инфекции. И все–таки проблем хватает. Как рассказал директор школы Владимир Чаботько, порой с трудом удается оплачивать счета на зубную пасту и мыло — не хватает средств. Давно требует ремонта котельная. В прошлом отопительном сезоне ее удалось запустить с огромными сложностями. За 41 год службы основательно проржавели коммуникации, санузлы. Недавно весомую помощь интернату оказало белорусское представительство компании "Филип Моррис". За деньги фирмы в школе смогли отремонтировать кровлю на учебном и одном из спальных корпусов, приобрести новую мебель, посуду, компьютеры. Менеджер компании Игорь Альхимович заверил, что бизнесмены и впредь будут поддерживать Станьковскую школу–интернат. Директор школы рассказал, что дети часто отпрашиваются домой. Их отпускают под честное слово. Пока все возвращаются. — Даже если стены у нас покрыть золотом, ребята не оставят мечты о родном доме, — считает Владимир Чаботько. — Заменить отца и мать мы им никогда не сможем. А ведь нередко домом назвать их прежнее жилье просто нельзя. Как–то я ездил за одним парнишкой в деревню Строчицы. В избе не было пола, потолок прогнил, стены украшали дыры... Да и родителям их чада порой не нужны. В прошлом году мы хоронили десятилетнего мальчика, умершего от рака мозга. На похороны приехали только бабушка и далекие родственники. Памятник на могиле школа тоже ставила за свой счет... Учащиеся, педагоги и здешние жители любят свою землю. Один из местных энтузиастов — студент Белорусского национального технического университета (бывшая БГПА) сделал макет архитектурно–паркового комплекса графа Чапского. Будущий архитектор надеется восстановить историческую достопримечательность. Возможно, когда–нибудь ему помогут осуществить эти замыслы нынешние воспитанники Станьковского интерната. Ведь уже сегодня ребята с удовольствием ухаживают за парком, поддерживают порядок вокруг усадьбы. Специальную ограду сделали даже для дерева, растущего вверх корнями. Легенда гласит, что оно было посажено садовником, в которого влюбилась жена Чапского. Граф не верил в чудеса. Но необычное дерево выросло. Говорят, на его корнях, по–прежнему тянущихся к небу, периодически появляются зеленые листья. Мне они представлялись символами детской мечты... Алла Казакова. http://www.newsvm.com/articles/2002/07/12/istor.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2003/11/17/17.html 17 ноября 2003 г. (понедельник). №254 (10349) СОБЫТИЯ, ФАКТЫ 17 ноября: в этот день... 175 лет со дня рождения (1828, д. Станьково Дзержинского р-на Минской обл.) Чапского Эмерика, коллекционера, мецената. В 1879—1894 гг. жил в Станьково, где основал музей, собрал нумизматическую, археологическую, иконографическую коллекцию, а также коллекции рисунков, гравюр, оружия, предметов декоративно-прикладного искусства. В его библиотеке (около 20 тысяч томов) были редкие книги, коллекции рукописей. В 1894 г. часть коллекций перевезена в Краков, где составила основу современного музея имени Чапского. Умер в 1897 г. * * * 1870 г. — в Добруше князем Ф.И. Паскевичем была основана бумажная фабрика. * * * Международный День студентов. http://www.newsvm.com/articles/2003/11/17/17.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2004/10/27/27okt.html 27 октября 2004 г. (среда). №239 (10622) СОБЫТИЯ, ФАКТЫ 27 октября: в этот день... 1782 — родился Никколо ПАГАНИНИ, итальянский скрипач. 1811 — родился Исаак (Айзек) Меррит ЗИНГЕР, американский изобретатель, создавший знаменитую швейную машинку. 1855 — родился Иван Владимирович МИЧУРИН, селекционер. 1944 — родился Николай КАРАЧЕНЦОВ, актер. 1900 — родился Михаил Иванович ЖАРОВ (1900 — 15.12.1981), актер Малого театра. 1492 — Христофор КОЛУМБ открыл Кубу. 1901 — воры в Париже впервые использовали автомобиль для бегства с места преступления. 1925 — Фред УОЛЛЕР запатентовал водные лыжи. 1982 — Китай объявил, что численность его населения превысила 1 миллиард жителей. 1989 — на военной базе в районе поселка Станьково (Дзержинский р-н) ликвидирована последняя ракета АТР-23 (СС-23); согласно советско-американскому договору о ликвидации ракет средней и малой дальности. * * * Именины православные: Прасковьи, Николая, Назара, Протаса, Селивана; католические: Сабины, Винценты, Петра. http://www.newsvm.com/articles/2004/10/27/27okt.html

AlphaLeo: http://www.newsvm.com/articles/2006/02/09/cherch.html 09 февраля 2006 г. (четверг). №32 (11004) ОБЩЕСТВО Великое церковное торжество Небывалое скопление народа наблюдалось в Минском Свято-Духовом кафедральном соборе в день прославления блаженной Валентины Минской в сонме угодников Божиих. Внимая словам Патриаршего Экзарха всея Беларуси, который вo время проникновенной Божественной Литургии, совершенной в сослужении с 10-ю архиереями Белорусского Экзархата, провозгласил подвижницу благочестия в лике местночтимых святых, людское море ликовало! — Великая милость Божия проявлена сегодня к земле белорусской, — сказал владыка Филарет. — Господь даровал нам еще один светильник благочестия... Свой молитвенный подвиг раба Божия Валентина несла ради утверждения в вере тех, кто испытывал на себе тяжесть преследований за исповедание Христовой веры... В ее образе проявилась преемственность, которая незримой духовной нитью связывает воедино всех нас... Более тридцати лет дочь настоятеля Свято-Николаевской церкви села Станьково Минского уезда Валентина Сулковская помогала людям обрести веру, открывая то, что видела духовным оком. В доме блаженной Валентины было много икон, но особо она почитала Ахтырскую икону Пресвятой Богородицы. Всех приходящих к ней просителей блаженная Валентина осеняла святым крестом Господним, сохранившимся до наших дней. И вот, в день сорокалетия со дня ее отхода к Господу, после оглашения Деяний Синода Белорусского Экзархата о канонизации блаженной Валентины Минской Высокопреосвященнейший владыка осенил присутствующих иконой святой блаженной Валентины Минской. Потом это совершили и архиереи. После Божественной Литургии был впервые совершен молебен святой блаженной Валентине Минской. Радости верующих не было предела! Уходили все из собора с подаренными иконочками новой белорусской святой, 55-й в числе местночтимых святых. Когда вереница машин с верующими прибыла на могилку святой, находящуюся неподалеку от деревни Крысово, торжество прославления продолжилось! Этот незабываемый морозный день стал для всех, кто прикоснулся к великому событию, днем особого благословления Божьего. Раиса Одынец. http://www.newsvm.com/articles/2006/02/09/cherch.html

AlphaLeo: http://www.sb.by/post/21724/ ТЕНЬ Чапского бродит в Прилуках... Вот золотой клен и прислал ажурное приглашение в Прилуки. В усадьбу графа Григория Чапского, где нынче располагается Белорусский институт защиты растений. Повод для визита достойный: сотрудница института Инесса Король, два года назад создавшая здесь прелестный музей, решила продолжить благое дело. Организовав общественное объединение, долженствующее восстановить былую славу пока одной, а если повезет, и прочих усадеб Беларуси. Действительно, чем мы хуже соседей, сберегающих для потомков чудесные архитектурные наследия? Вместе с гербовыми бумагами-фотографиями, преданиями-легендами. А в идеале - с интерьером и фамильными раритетами. Очей очарованье - дворцово-парковый комплекс в Прилуках! Веришь ли, читатель, злодейский пришелец колорадский жук поспособствовал, чтобы усадьба сохранилась на радость патриотическим взорам? Не веришь? И неправильно делаешь: парадокс истории в том, что самые невероятные стечения обстоятельств как ангелы-хранители сберегали прилукское чудо. И я очень понимаю заразившуюся "дворянской болезнью" Инессу Король, задумавшую передать эстафету исторической памяти будущим поколениям. Пожалуй, мне даже лестно быть действительным членом создаваемого ею благородного клуба. Вдруг и впрямь приехав в Прилуки, встречу тень Чапского в кленовой аллее?! Знатного графа, правда, не легендарного минского градоначальника и пивовара, а его родного брата, также эстета и мецената. Не все слышали про такого? Я тоже докопалась не сразу. Да и кто раньше позволил бы якшаться с графской компанией, пусть и давно канувшей в Лету? Светлым предпасхальным днем - дело происходило три года назад - спешила я на свидание к человеку, которого краеведы рекомендовали как наследника Чапских по женской линии. "Граф", служащий в солидном учреждении, в назначенный час на месте отсутствовал: убежал за колбасой. Минут через 20 явился - взмыленный и извиняющийся. Услышав, что ему заняли очередь за лотком яиц, вновь ринулся в гущу хозяйственных забот. Я терпеливо ждала, за что была с лихвой вознаграждена: покончивший с мирской суетой визави, достав архив, поведал фамильные предания, от которых дух захватывало. Монархи, градоначальники, наркомы, палачи - все затейливо переплелось в древних ветвях генеалогического древа с прибитым к нему гербом "Лелива". Гербом, на котором начертан гордый девиз: "Vitam patriae honorem nemini", что в переводе с латыни означает: "Жизнь Отчизне, честь никому". Чем не сюжет для романиста: выпорхнула из родового гнезда Чапских Александрина-Иоанна замуж за овдовевшего герцога Гессенского Людвига IV и воспитала семерых его чад от первого брака, в числе коих была и скромница Алиса. Нам до тихони-падчерицы дела бы не было, не стань девочка со сказочным именем супругой последнего русского царя. Другая "гербовая" барышня по имени Каролина-Джорджина, сочетавшись законным браком с Василием Чичериным, родила ему Казимира Густава Георгия, будущего соратника Ленина. Говорят, барон Мюнхгаузен также приложил свое сердце к ногам одной из Чапских. А сердобольный минский градоначальник Кароль - ага, пивовар и любитель электричества - крестил милосердия ради Андрюшу Вышинского. Пожалел пожаловавшую просительницу с мальчонкой на руках. И будущий главный обвинитель всего СССР студентом приезжал в 1903 году в Минск поблагодарить крестного за всемилостивейшее призрение. Так или не так, кто нынче скажет точнее, чем знающий фамильные предания "граф"? Правда, сам он, хоть и состоит членом российского и белорусского дворянских собраний, предпочитает оставаться инкогнито. Говорит, на казенной службе лучше проявлять "титулярную" скромность. ...В красивые, как оброненная с неба табакерка (хотя Всевышний вряд ли балуется табачком), Прилуки я впервые попала два года назад. И влюбилась в зачарованное имение с первого взгляда. Мудр был графушка Эмерик-Захарий-Николай-Северин Гуттен-Чапский (1829 - 1896), ох мудр! Места-то здесь и впрямь парадизные. Выйдя после размолвки с царем в 1879 году в отставку (верой и правдой служил, дойдя до чина директора Лесного департамента империи), переехал в Станьково, где собрал в специально построенной башне-скарбнице коллекцию раритетов: редких книг, гравюр, картин, монет, слуцких поясов. К сожалению, судьба дивной коллекции (граф не гнушался в поисках старины раскапывать окрестные курганы) оказалась драматичной: часть ее была вывезена в Краков, а часть в Москву. Увы, русская половина безвозвратно пропала. И лишь польская уцелела: находится нынче в краковском музее. Станьковское имение Эмерик Чапский презентовал старшему сыну Каролю (1860 - 1904), славному градоначальнику. А младшему, Ежи (1861 - 1930), предводителю губернского дворянства и главе обществ сельского хозяйства и Красного Креста, выделил Прилуки. Сиятельный папа специально купил живописную, но начавшую хиреть усадьбу, оформив в Минской палате Уголовного и Гражданского суда купчую крепость. Окинув взором выросшие над Птичью кирпичные терема современных нуворишей, я не без иронии зачла составленную в мае 1871 года "Опись с оценкою строений, мельниц и карчем в имении Прилуках и принадлежащих к нему фольварках, застенках и других угодий Минской губернии и уезда". Достался графу совсем не Эрмитаж, а "жилой господенный дом, оставшийся от пожара, каменный, двухэтажный, под которым сутерень и погреба, без крыши, потолков и полов, отштукатурен и выбелен; в нем две железные лестницы, четыре балкона и три крыльца с железными решетками, два железных камина, дверей двойчатых дубовых и сосновых окованных и крашенных с железными петлями, клямками, замками, ключами - 44, дверей от сутерен и погребов - 3. Дверей одиночных 21 штука, окошек двойчатых со стеклом - 74 и с побитыми стеклами - 16, к ним полукруговых верхних с разноцветным стеклом - 50, окошек из сутерень и погребов - 28, труб железных для стека воды из крыши целых - 15. Ценится 10 тысяч рублей". Но недаром в самом Петербурге слыл Гуттен-Чапский эстетом: имение быстро привели в порядок, украсив террасами с мраморными ступенями и парапетами, купальнями и водяной мельницей, розами и сиренями под окнами. И мебель соответствующую подобрали: гарнитур и часы в стиле Людовика ХV, шкафы и сундуки гданьской работы, картины кисти Матейко, Вейсенхофа, Корсака. А чтобы и потомки смогли лицезреть прекрасный результат, попросили талантливого современника Наполеона Орду запечатлеть усадьбу. Благодаря чему мы также можем представить романтическую старину. Собственно, пейзажи Орды вкупе с уцелевшими чертежами помогли восстановить разрушенное в годы Великой Отечественной дворянское гнездо Чапских. Хотя разорили его гораздо, гораздо раньше. В самодеятельном музее, который к тридцатилетию института создала в Прилуках Инесса Король, висит на стене копия старинной фотографии: на лестнице (до сих пор сохранилась) счастливо замерли граф Ежи с женой, гувернанткой и многочисленным потомством. Григорий, в отличие от брата, оказался плодовитее - целых семь отпрысков пустил в свет. Неплохое вышло племя: сын Эмерик (не имя, а фамильный талисман) участвовал в Сопротивлении, освобождал Париж, за что был награжден орденом Почетного Легиона. Второй, Юзеф, стал живописцем, а заодно и писателем. Дочь же Мария полностью пошла по литературной части. После Октябрьской революции, оказавшись в Париже, написала романы "Европа в семье" и "Измененное время". В музее есть их польские переводы, по прочтении которых можно представить, как выглядели в бытность родовых владельцев Прилуки. Совсем недавно появилась здесь и книга Юзефа Чапского "На бесчеловечной земле", рассказывающая о Катыни. Очень грустная семейная мемуаристика. Вряд ли попала бы она в нашу страну, не вздумай И.Король разыскать для музея разбросанные по миру следы породненных почти со всеми дворами Европы Чапских. И не решись на заре перестройки бабушка юного "графа" с неграфской фамилией рассказать внуку, насколько голубая кровь попала в его комсомольские жилы. Впрочем, прилукское имение я недаром назвала зачарованным. Похоже, само небо помогало ему возрождаться из пепла подобно Фениксу. Большевики не сильно надругались над фольварком, превратив его для начала в санаторий ЦК КПБ. И даже позволили режиссеру Таричу снять в 1926 году в нем "первую белорусскую... национальную фильму" "Лесная быль". Дворец превратили в руины в конце Великой Отечественной войны. И, возможно, снесли бы бренные останки стен окончательно, не проникнись магическим очарованием имения приехавшая в Прилуки руководить Минской опытной станцией по борьбе с колорадским жуком, раком картофеля и нематодами Всесоюзного института защиты растений Циля Гандельман. Она-то и задумала восстановить прекрасное имение. И добилась своего. Шляхетная традиция оказалась заразительной: все последующие директора Белорусского института защиты растений старались сберегать доставшуюся собственность. А нынешний глава Сергей Сорока даже готов расширить музей, выделив дополнительные помещения, а может, и всю башню дворца. ...И сидела честная компания ученых, краеведов и пришедшего на огонек отца Владимира в Прилукском центре народного творчества (говоря прямо, в преобразованных местными энтузиастами в уютный уголок графских конюшнях), согревая душу чаем и разговорами о возрождении былой славы отечественных усадеб. Старший научный сотрудник Института истории НАН Беларуси Андрей Киштымов вызвался просветить публику исследованиями по истории имений, Леонид Аколович из БГПУ имени Танка - по генеалогии знатных родов. И так мы все вошли в поисково-деятельный раж, что договорились до добровольного субботника по очистке графских подвалов, в коих еще недавно хранилась советская картошка. А потом, пока черный бархат сентябрьских сумерек не сгустился окончательно, полезли дружной вереницей на чердак дворца. Поднявшись по винтовой лестнице башни в царство голубей, ахнули: древняя кладка открылась нашим взорам. И много свободного места. Главный специалист по сохранению историко-культурного наследия Минского райисполкома Светлана Жданова порадовала: зреет мысль создать на базе имения музей утраченных усадеб Минщины. Только в районе насчитывается семь имеющих категорию историко-архитектурной ценности памятников. Причем два из них - дворцово-парковый комплекс и церковь Пресвятой Богородицы - находятся в Прилуках. Проблема упирается не в "жилплощадь", а в отсутствие экспонатов. Нет пока даже новоделов, то бишь макетов, на изготовление которых нужны деньги. Да, раритеты нынче в цене. Ну а если пустить шапку по кругу? Живы и полны желания приехать в Прилуки зарубежные наследники Чапских. И отечественные имеются. Да и мы с вами тоже не лыком шиты. Или я не права? Автор публикации: Людмила СЕЛИЦКАЯ Дата публикации: 05.10.2002 http://www.sb.by/post/21724/

AlphaLeo: http://www.sb.by/post/26074/ Прилукские посиделки ...Эх, приехать бы сюда на тройке с бубенцами! С чего бы вдруг такое желание? Ну, во-первых, сверкающий голубизной под вдруг расщедрившимся солнцем снег, пока март его не растопил, манит оставить санный след. Во-вторых, чай не куда-нибудь направляюсь, - а в древние Прилуки, которым стукнуло целых 530 лет. В-третьих, вновь увижу табакерочно-изысканный дворец графа Ежи Чапского. И даже - так обещано - услышу романтичные, как сказки, воспоминания здешних старожилов. Все правильно: центр народного творчества, бывший некогда графской конюшней (пожалуй, еще одно объяснение подсознательного желания прокатиться на санях), полон народу. Собрались прилукчане - вопреки морозцу и занятости-суете - на юбилейные посиделки. Специально называю это мероприятие не торжественным вечером, не концертом, а именно изысканным старинным словом, верно передающим суть, а точнее, дух замечательного действа. Впрочем, душа у него тоже имеется - Инесса Трофимовна Король, вышедшая на заслуженный отдых сотрудница Белорусского научно-исследовательского института защиты растений, чьими стараниями создан в самом институте прелестный музей, посвященный истории и здешнего дворца с его легендарными обитателями, и "поселившегося" после войны в графских стенах БелНИИ, и, разумеется, самим Прилукам. И хотя всегда найдутся ревнители-критики, по определению не приемлющие чужой энтузиазм, именно на подвижниках история держится. Ради матери-истории-то, собственно, я сюда и приехала. Нашей отечественной истории, которой мы должны гордиться, что повторно и учатся делать жители этой притулившейся неподалеку от Минска живописной деревушки. Почему повторно - я сейчас разъясню. Потому что долгое, очень долгое время гордиться разрешалось только последним фрагментом истории, насильно вырванным из всеобщего мирового контекста и наследной памяти тысяч поколений. Как будто и не было у нас 19 предыдущих веков былинных богатырей, патриотов, меценатов и светочей просвещенной мысли! А ведь имелись такие - целая плеяда достойных имен - и, что важно, оставались они в народной памяти. Вот и последний титулованный владелец прилукского дворца, в который после войны въехал решивший вначале бороться с колорадским жуком, а потом и со всеми остальными вредителями растений институт, граф Ежи Чапский тоже оставил по себе совсем незлую память. Пусть и не проводил, как его знаменитый брат Карл (Кароль), бывший в Минске градоначальником, электричество с трамваем и не строил пивзаводы, зато подданных не обижал, был прекрасным хозяином и семьянином, растя детей в послушании и трудолюбии, собрал знатную библиотеку и коллекцию раритетов. ...Забавно, конечно, в начале третьего тысячелетия сидеть в бывшей графской конюшне (добротно, однако, строили всякие помещения, а не только дворцы наши предки) на скамье из крашеных жердочек и слушать народную интерпретацию отечественной истории. Очень искреннюю и душевную интерпретацию. Как своего рода долгожданную реабилитацию вынужденно забытых, точнее, приказанных быть забытыми имен. - Моя бабушка, Антонина Васильевна, была ровесницей графини. И работала у Чапских. А мама, Анна Ивановна, 1897 года рождения, тоже на кухне подрабатывала. Помню их рассказы, как однажды за жатву недоплатили бабушке за один день работы. И она пожаловалась графу. Тот полез в карман и отдал ей причитающийся долг - 20 копеек. И только потом стал разбираться, по чьей нераспорядительности это случилось. Хозяева учили крестьянских детей грамоте, шить, вышивать, вязать. А сами учились у них работать. Мой дядя, например, учил графских сыновей укладывать на воз снопы. Не обижали они работников. Бабушка про такую традицию рассказывала: когда крестьянская женщина собиралась родить, графиня надевала передник, насыпала в него гостинцев и шла в отведки, - раскрасневшаяся от всеобщего внимания 77-летняя Мария Адамовна Тихонович оказалась чудо-рассказчицей. А ведь не сразу решилась выйти на сцену с собственными воспоминаниями. И лишь подбодренная аплодисментами земляков расхрабрилась донельзя. И не она одна: юбилейные посиделки превратились в чудный вечер воспоминаний, в урок патриотизма, любви к своей малой родине, незамысловато преподанный старожилами Прилук молодежи, пришедшей, кстати, не просто послушать старших, но и отплатить им добром - звонким самодеятельным концертом, от которого совсем размякли душой прилукские бабушки и дедушки. Марию Адамовну, сжимавшую в одной руке не пригодившуюся шпаргалку, а в другой подаренные цветы, я остановила после торжеств в коридоре, потому что знала от Инессы Король, что встречалась та с приезжавшим в Прилуки из Варшавы Янушем Пшевлоцким, приходящимся внуком Ежи Чапскому. - А я с ним и теперь переписываюсь, - удивила она меня. - И когда Януш, мой ровесник, был в 1990 году в Прилуках, водили его по всей деревне. Нас и в институт пустили - спасибо директору. Все осмотрели, все ему было любопытно. И где башня стояла, и где оранжерея находилась. Помню, у мамы тогда вырвалось: возвращайтесь во дворец. А он посмеялся: мол, у меня и получше владения имеются... Наверное, в те годы, когда наследный граф приезжал поностальгировать, мне сложно было бы процитировать эти слова. А вот нынче мы сообща начинаем гордиться полноценной, некупированной, нецензурированной отечественной историей. Полной в далеком и не очень далеком прошлом славных, благих дел, совершаемых и шляхтой, и простолюдинами. И пусть до наследной гордости дозрели не все - многим до сих пор мешает классовое чутье (а может, отсутствие собственной генетической памяти), - но большинство точно тяготеют к самоуважению и самоутверждению. И самое главное - народ-то всегда умел отделять зерна от плевел, истину от фальши, сохраняя в душе и передавая в устное наследство свои незамутненные идеологическими примесями личные воспоминания. Пересекая в заснеженных сумерках вместе с учеными-краеведами, также приехавшими на юбилей, живописную придворцовую аллею, вспомнила я, как четыре года назад, увлекшись судьбой второго Чапского - Карла-Кароля, жившего в Станьково, вышла вдруг на нежданный для себя сюжетный ход - связь графского рода с... Маратом Казеем. Оказывается, бабушка легендарного пионера-героя служила у Чапских горничной. И на всю жизнь сохранила благодарность к строгим, но справедливым работодателям. (Когда юная Зося упала и повредила ногу, граф шесть лет возил ее в Минск из Станьково по врачам). А в книгах о героическом внуке бабы Зоси писали, что подлые эксплуататоры сломали ей жизнь. Но самым драматичным открытием после встречи с незабвенной сестрой Марата Ариадной Ивановной для меня стало то, что отец юных Казеев, храбрый революционный матрос со славных линкоров "Севастополь" и "Марат", ставший впоследствии механиком Дзержинской МТС, был в 1935 году репрессирован. И мать, студентка Московского пединститута имени Крупской как жена "врага народа" тоже сидела в сталинских застенках. А украсившее все советские энциклопедии фото 14-летнего мальчика с ясным взглядом было сделано за пару яиц пришедшим в дом к брату и сестре немецким солдатом... И подумала я тогда, если бы мы знали всю без исключения правду про каждый подвиг - не приукрашенную, не лакированную до приторного блеска, а такую, какая она есть на самом деле, драматичную и полную живых страстей, - наверное, мы бы ценили свое героическое прошлое не меньше, а гораздо, гораздо больше. Мы бы просто были к прошлому по-человечески добрее. И не сковыривали ради денег с памятника не ставшему юношей мальчику-герою бронзовые буквы и пионерский галстук. Знаю, что опять не все со мной согласятся. Но знаю и то, что те, кому по-настоящему дорога полномасштабная, полнокровная история нашей Родины, меня поддержат. В седых, как заснеженные здешние холмы, и гордящихся своей богатой историей Прилуках я получила тому наглядное подтверждение. Автор публикации: Людмила СЕЛИЦКАЯ Дата публикации: 07.03.2003 http://www.sb.by/post/26074/

AlphaLeo: http://www.sb.by/post/28167/ Бесценное тепло В школе-интернате для детей-сирот деревни Станьково Дзержинского района прошел День открытых дверей. Почетными гостями в бывшем имении графа Чапского стали представители компании "Филип Моррис Менеджмент Сервисез Б.В.", с помощью которой в школе два года велся ремонт корпусов. У всех 189 воспитанников интерната - сложные судьбы. Только 20 человек из них - сироты без живых пап и мам. У большинства же родителей погубила водка. Конечно, деньги спонсоров не могут решить все проблемы. Но выделенные компанией 48 тысяч долларов должны сделать жизнь детей более комфортной. Все не все, но многое в Станьково изменилось. В прошлом году на эти деньги были закуплены 50 кроватей, компьютеры со специальными столами, посуда, стройматериалы для ремонта. В нынешнем году ремонт завершили. Основательно отремонтировали трактор и картофелекопалку, так что появилась возможность взять 5,8 гектара земли для "своей" картошки. А главное - наконец-то должна быть реконструирована котельная, аварии на которой в этот отопительный сезон два раза оставляли детей без тепла. Владимир СТАТКЕВИЧ, "СБ". Дата публикации: 30.05.2003 http://www.sb.by/post/28167/

AlphaLeo: http://www.sb.by/post/31173/ Байкеры едут! У воспитанников Станьковской школы-интерната в Дзержинском районе в году два самых главных праздника, которые они ждут с нетерпением. Первый, конечно, Новый год. Ну а второй - когда к ним в гости на мотоциклах приезжают бородатые мужчины в кожаных куртках и привозят подарки. Правда, нынче праздников уже на один больше - мотоклуб "Железные братья", общественное объединение "Республика без наркотиков" и Международный фонд "Забота о детях", которые шефствуют над школой-интернатом, приняли решение навещать детей дважды в год - летом, в Международный день защиты детей, и осенью, когда заканчивается байкерский сезон. Поэтому когда окрестности Станьково огласил мощный рев мотоциклов, все уже знали - байкеры едут к детям! Председатель фонда "Забота о детях" Светлана Колобаева рассказала, что эта акция проводится уже 3 года. Дети, говорит, даже начали лучше учиться, ведь байкеры катают на мотоциклах в первую очередь отличников, а уж потом - всех остальных. И, конечно, проводят конкурсы, соревнования, эстафеты... Валерий Буткевич, президент мотоклуба "Железные братья", даже посетовал, мол, никак не можем у детишек выиграть ни в футбол, ни в баскетбол. Впрочем, тут же заметил, дескать, ничего удивительного - что стоит стайке молодежи обыграть пузатых дядек, измученных пивом. Зато в эстафете на велосипедах байкерам иногда удается вырвать победу, но тут уж, понятное дело, - опыт. Взрослые делают все возможное, чтобы раскрасить жизнь детей-сирот в яркие цвета. Везут с собой горы подарков. Здесь и игрушки, и спортивный инвентарь, и тренажеры. С тех пор как школа-интернат попала под опеку фонда "Забота о детях", "Железных братьев" и организации "Республика без наркотиков", многое здесь изменилось к лучшему. С помощью благотворительных организаций из Германии удалось оборудовать новую прачечную, отремонтировать кухню, санузлы и крышу. Недавно в интернат привезли около 30 компьютеров, а также деревообрабатывающие станки. Кстати, после торжеств дети показали гостям поделки, которые сделали своими руками. В конечном итоге все остались довольны: и ребята, в жизни которых стало больше праздников, и серьезные байкеры, которые просто на глазах помолодели. Душой подобрели - это точно. И теперь так же, как и дети, ждут новой встречи. Автор публикации: Денис ШАРОВАР Дата публикации: 23.09.2003 http://www.sb.by/post/31173/

AlphaLeo: http://www.sb.by/post/31850/ Медальон с портретом рыжего Эмерика Загадок рода Чапских хватит еще не на одного исследователя ...Все будет фантазией и все будет истиной, ибо такова жизнь. Желтый лист медленно слетал с поникшего вяза - одного из любимых деревьев графа. Постаревший Эмерик - даром, что ваше сиятельство - медленно прохаживался по своему парку. Прощай, Станьково! Навсегда прощай. Похожий на пряничный замок павильон-"скарбнiца" глядел на бывшего хозяина грустными глазницами окон. Да, изрядно опустел "скарбонак" без львиной доли хранимых здесь сокровищ. Картины, медальоны, старинные монеты и оружие еще летом отправлены - аж 6 железнодорожных вагонов потребовалось - в Краков. Поначалу они с Эльжбетой съездят на курорт - отдохнуть от хлопот переезда, утомительных сборов в дорогу, тягостных, как ноябрьское ненастье, размолвок с сыновьями и особенно со старшим Каролем. А там, глядишь, будет готов к приему новых обитателей купленный в центре Кракова одноэтажный дом в неоклассическом стиле работы Антония Сидека. О сокровищах он также позаботился - начал строительство большого дворца, где навечно поселятся любовно собранные за долгие годы казенной службы раритеты. Пропасть бесценные реликвии не должны - ведь он передаст их в дар приютившему его городу... Так представляю картину почти 110-летней давности (дело происходило осенью 1894 года) я, слушая занимательный и основанный на документальных фактах рассказ Анатолия Валахановича. Анатолий Иосифович в этом году издал замечательную книгу под названием "Графы фон Гутэн Чапскiя на Беларусi". Замечательна она тем, что с момента появления на свет стала библиографической редкостью. И не только в силу штучно-маленького тиража, а по другой важной причине. Книга - плод многолетних исследований краеведа-энциклопедиста в той загадочной области родной истории, которая долгое, очень долгое время сознательно укутывалась черным покрывалом безвестности. И только недавно мы вдруг вспомнили о садоводах, коллекционерах, пивоварах, градоначальниках, писателях и художниках по фамилии Чапские. Вспомнили не без кропотливого влияния таких старателей на ниве родной старины, как мой дотошный собеседник. История первая. Как Толстой спустился с чердака Чудесные книги и зачинаются чудесно. В 1964 году Анатолий Иосифович гостил у родной сестры в секретном тогда военном городке Станьково. Вместе с шурином они часто ходили за молоком для годовалого племянника к местному старику в деревню Каменка. Однажды "молочный" дедушка попросил двух крепких парней - этаких приехавших в глубинку сеять разумное, доброе, вечное советских Лобановичей - попилить ему дрова. Педагоги, а точнее, уже директора школ согласились и заготовили аборигену на всю зиму дровишек. Благодарный старец спросил благодетелей: как рассчитываться будем? Услышав же, что дровяная разминка сельским интеллигентам была только в охотку, предложил: полезайте на чердак и каждый выберите по книге. Как более смелый полез Анатолий. Книгой, которую решил оставить себе, было прижизненное издание рассказов Толстого. Рассмотрев дома приобретение более внимательно, Валаханович обнаружил на пожелтевших страницах экслибрис Чапских. Это кто еще такие, подумал он тогда и начал расспрашивать станьковских старожилов. Старые люди прекрасно помнили живших здесь графов. И вот ведь диво - вспоминали добрым словом! Уже позже, когда у Анатолия Иосифовича накопилось много материала про знатный род герба "Лелива", ему пришло в голову сравнить станьковского графа с яснополянским Толстым. Оба сиятельства были тружениками, не гнушавшимися простой крестьянской работы. И даже могли нарядиться по-народному. Ну а то, что окрестные простолюдины растащили после революции по чердакам-сараям бесценную графскую библиотеку, так времена были такие - грабительские. "Мы таксама бралi книгi з бiблiятэкi i неслi iх у лужы - адмочвалi › кнiжак вокладку - невялiкiя кавалкi матэрыi (тканiны) i марлi i выкарысто›валi iх для шыцця сукеначак для лялек. А кнiгi былi цяжкiя, вялiкiя, з каляровымi малюнкамi. Кнiгi гэтыя былi, вiдаць, вельмi дарагiя! I так гэтае багацце марна прапала (а вельмi-вельмi шкада!) толькi з-за таго, што гэта было не "народнае", не "сялянскае", а графскае!" Из книги Валахановича: воспоминания жительницы деревни Каменка Н.Градобоевой. История вторая. Как спасали Зою Казей Чапсковедение оказалось штукой заразной - почище инфлюэнцы. "Открытием чудным" мог стать даже валявшийся возле усадьбы камень. В Станьково приметил Анатолий Валаханович огромную половину распиленного валуна с глядящими на четыре стороны света рукотворными углублениями. Местные жители в ответ на расспросы поведали: специально для графских отпрысков делалось - чтоб сидели те чинно на свежем воздухе и не дрались. Добровольный искатель тут же вспомнил, что вторую половину этого камня с аналогичными ямками видел в студенческие годы в Прилуках, где копал с однокурсниками картошку. Точно, сказали ему: Чапским принадлежали еще и Прилуки. А всего во владение бывшего начальника лесного департамента Российской империи, прибывшего из Петербурга в Станьково после размолвки с царем, Эмерика Чапского входило, по данным Валахановича, 68 деревень: Колосово, Негорелое, Волчковичи и другие - так называемый "станьковский ключ". Исследователь стал по архивам да библиотекам собирать сведения про крутого норовом графа Эмерика. И впрямь имел его сиятельство твердый характер: высказал в глаза царю все, что думал про эксплуатацию лесов России. Отправленный за прямоту в 1879 году в отставку, до лета 1880-го продолжал исполнять казенные обязанности: некем было заменить специалиста такого уровня. В родовое Станьково знающий леса, как свои пять пальцев, Эмерик привез много редких деревьев. Растущий "вверх корнями" вяз Кампердауна до сих пор сидит в станьковском парке, хотя очень многие экзоты, увы, уже вырублены или погибли. А вот со своими подданными крутой графушка был весьма милостив и справедлив. Валахановичу рассказали старожилы про такой случай: бабушку будущего Героя Советского Союза Марата Казея граф буквально поставил на ноги. После того, как попала она в страшный переплет: испуганный конь понес телегу с сидящей на ней девушкой. Ноги бедняги запутались в упряжи и были буквально покрошены на осколки. Сердобольный граф с женой лично возил ее по всем известным врачам, не позволив делать ампутацию, пока кости не срослись. Хромота, правда, осталась, зато и ноги тоже. - Честно говоря, я нигде не нашел подтверждения этой легенде, - резюмировал Анатолий Иосифович. - Потому и не включил ее в книгу. Готова вам помочь, друг любезный. Четыре года назад родная сестра Марата Ариадна Ивановна Казей самолично подтвердила мне случай с бабушкой Зосей. Было дело: спас граф подданную от безножия, за что та была ему всю жизнь благодарна. Так и говорила внукам и всем спрашивавшим, хотя приезжающие в гости к Казеям досужие писатели в своих книгах поминали от ее имени "жестоких эксплуататоров" только лихом. История третья. Как Эмерик Карлович поссорился с Карлом Эмериковичем Осевший в 1880 году в Станькове Эмерик (а было ему тогда 52 года) занялся приведением в порядок своей коллекции и библиотеки. Думаю, забот ему хватало, если только польская часть коллекции потянула на 6 вагонов. А еще ж была так называемая русистика - 5 тысяч экземпляров редких книг, картин, сокровищ, собранных во время служебных путешествий графа. Эльжбета, или по-русски Елизавета, урожденная Менцендорф (в другой транскрипции Майендорф), мужу усердно помогала. Представляю, как перебирала чета, нумеруя каждое из сокровищ, гусарские латы XVII и XVIII веков, посеребренные сагайдаки (чехлы на лук) XVIII века, слуцкий пояс того же столетия, золотые кольца и медальоны. Подросшие сыновья не без интереса следили за родительским занятием. Тем паче, что стали оба - и Кароль, и Ежи - вполне уважаемыми в обществе людьми. Старший, Кароль, можно сказать, вообще взлетел по карьерной лестнице - в тридцать лет в 1890 году стал городским головой губернского Минска. Вопреки проискам недругов был избран на эту почетную должность. А поскольку в роду Чапских, как говорит Валаханович, откровенных дураков и лодырей не было, а водились все больше честолюбивые энтузиасты, причем, как правило, рыжеволосые, то развернул Кароль Эмерикович на своем посту бурную деятельность: и первую конку в Минске пустил, и электростанцию построил, и телефонную станцию, и театр. А еще (в этом месте рассказа Валаханович понизил голос до шепота) значительно облегчил жизнь дамам легкого поведения, создав целых 4 дома терпимости, в которых наличествовали не только красные фонари, но и всяческие гигиенические удобства и даже медработник. Говорят, после смерти градоначальника-благодетеля благодарные "жрицы любви" собрали тому деньги на памятник и просили, чтоб был монумент позолоченным. Сам же осчастлививший "ночных бабочек" городской голова в 1894 году решил жениться. На Марии Пусловской, девушке из рода не менее знатного, чем его собственный. К тому времени отставной Эмерик поделил между сыновьями свои владения: Станьково оставалось Каролю, а Ежи отходили Прилуки. Вот тут-то, считает Валаханович, и возник описанный еще Тургеневым типичный для всех времен и народов конфликт отцов и детей. Женатый Кароль не собирался делить одну крышу с родителями. И стал показывать батюшке от ворот поворот. Так грустной осенью 1894 года состоялся отъезд великого коллекционера в Краков. А уже 8 января 1895 года польская газета "Час" писала: "Скарбы будучага музея знаходзяцца › нашым горадзе, ... прыйшлi з Вiльнi 134 скрынi, прывезеныя › 6 вагонах, у якiх знаходзiлiся нумiзматыка, медаль„ны, стары фарфор, старая зброя, старая гданьская мэбля, кашто›ная бiблiятэка, якая налiчвала рэдкiя экзэмпляры кнiг з пецярбургскай бiблiятэкi Залускiх, нарэшце, геалагiчныя зборы, якiя могуць залiчвацца да кашто›нейшых у Е›ропе". Из книги Валахановича. История четвертая. Куда исчезла русская коллекция Польскую часть коллекции рыжего Эмерика и нынче можно увидеть в Кракове - в музее, носящем его имя. А вот с русской дело обстояло посложнее. В 1916 году, опасаясь нагрянувшей войны, Чапские отправили фамильные раритеты в Москву. Но вывозимые в тыл сокровища, прямо как солдаты, пропали без вести. Куда они подевались - до сих пор неизвестно. Большинство исследователей списывает их пропажу на лихолетье военного времени. Однако же Валахановичу удалось разыскать документ, который свидетельствует, что еще до рокового 1914 года наследные раритеты уплывали из Станьково и Прилук. "Хоть Чапские и были хлопцами богатыми, - говорит Анатолий Иосифович, - но то ли в пику батьке, то ли еще по какой-то причине стали потихоньку продавать сокровища". "У краму-магазiн Фельтона "Санкт-Пецярбург" у 1902 годзе была прададзена частка бiблiятэкi Эмерыка Чапскага са станька›скага ма„нтка. У свой час пасля ад'езду з Беларусi рымска-каталiцкi рэлiгiйны дзеяч Францыск Фердынанд Я›стаф'евiч Сенчыко›скi (1837 - 1907) перада› у бiблiятэку Санкт-Пецярбурга 3 скрынi дакумента› i матэрыяла› аб дзейнасцi Чапскага на Беларусi. Частка гэтых дакумента› не›забаве апынулася за межамi Расiйскай iмперыi". Из книги Валахановича. История пятая. Как граф Юзеф получил посвящение от Ахматовой, а граф Эмерик стал Соловьем-разбойником После революционного 1917 года неугодные новой власти Чапские (а ведь могли бы пригодиться и знаниями своими, и опытом хозяйствования) стали разлетаться по свету, а их мудрые книги да покинутые образа - по окрестным крестьянским чердакам. Ближе всего наследникам Кароля и Ежи оказалась соседняя Польша. Смутное время двадцатых годов, видимо, еще вселяло надежды юным графам и графиням на возвращение собственности. И если одни до последнего ждали чуда в Прилуках, то другие с оружием в руках воевали против советской власти. 24-летний сын минского пивовара с фамильным именем Эмерик именно так и поступил в 1921 году: организовал под Столбцами отряд из 56 человек и проводил боевые действия против Красной Армии. За что даже попал в сводки чекистов. Сын Ежи Юзеф был лишь на год старше своего двоюродного брата. Как польский офицер попал в 1939 году в Старобельский концентрационный лагерь. В 1942 году в Ташкенте познакомился с Анной Ахматовой, которая, по мнению многих исследователей, именно ему посвятила знаменитые строки : В ту ночь мы сошли друг от друга с ума, Светила нам только зловещая тьма, Свое бормотали арыки, И Азией пахли гвоздики... Обоим Чапским, в принципе, повезло: уцелев в невзгодах, прожили долгую жизнь. История шестая. Что увидел в крипте советский офицер Увы, нет сегодня в Станьково родового гнезда Чапских. Чудом уцелела лишь "скарбнiца", где некогда хранилась легендарная коллекция. Долгое время в ней функционировал музей Марата Казея, но теперь и его нет: ветшает без ухода пустая башня. Зато есть надежда, что могла сохраниться усыпальница Чапских - крипта. Располагалась она под костелом, нынче тоже разрушенным, где находили последнее упокоение представители герба "Лелива". (Минский градоначальник-пивовар тоже похоронен в Станькове.) Про склеп старожилы поведали Валахановичу душераздирающую историю. "...Крыпту да Вялiкай Айчыннай вайны выявiлi ваенныя л„тчыкi, якiя жылi › будынках былога ма„нтка графа Чапскага. ...Як толькi ваенныя адкапалi ›ваход у крыпту i адзiн з iх, маладзенькi л„тчык, апыну›ся сярод такого мноства трун, то страцi› прытомнасць". Ну а что теперь с криптой - заинтригованно допытывалась я у изучившего каждый километр "станьковского ключа" исследователя. "Туда могла просочиться вода - были случаи таинственного ухода воды из местной колонки, - загадочно отвечал мне собеседник. И добавил: - Чтобы внести ясность, просил знакомых археологов из Института истории официально покопаться в указанном месте. На что те сказали, что опасаются последующего энтузиазма "черных копателей". Решат, мол, мародеры, что ученые ищут графское золото и все вокруг грабительски перероют". Честно говоря, аргумент мне показался хотя и заслуживающим внимания, но не бесспорным. Ибо я видала и прецеденты иного рода: на Узденщине местная власть вполне официально и цивилизованно провела перезахоронение Наркевичей-Йодко. Тихой сапой мародерствовать при этом никто не решился. Наоборот: к людям вернулась вера в то, что историческая справедливость и уважение к предкам наконец восторжествовали. История седьмая. Звонок из Барановичей Ах, до чего же славные преподает нам уроки матушка-история! В марте этого года в квартире Валахановича раздался телефонный звонок. Звонили из Барановичского городского Совета депутатов - просили книгу о Чапских. Причем срочно: в город с дружественным визитом через два месяца прибывает мэр Бяла-Подляски, польского побратима Барановичей. Как, вы думаете, звучала фамилия мэра? Точно - Чапский. Валаханович не только подарил свою книгу, но и напросился на прием. Анджей Чапский, не без удовольствия пролистав книгу с рисунком родового герба, сказал автору, что готов, коли потребуется, белорусским историкам помочь, зная фамильную генеалогию с 1520 года. Нам всем бы так помнить корни свои, хочется мне сказать. Автор публикации: Людмила СЕЛИЦКАЯ Дата публикации: 14.10.2003 http://www.sb.by/post/31850/



полная версия страницы